ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS RSS Mail
Комментарии
Денис Яцутко
Курочка-качалка

Скульптура

Хреновина.net, 3 марта 2010 года4 комментария

Сельскохозяйственный флюгер

Ben and Kate Gatski. Флюгер серии Wind FarmНа картинке перед вами флюгер не обыкновенный, а сельскохозяйственный. Во-первых, он изображает сельскохозяйственное животное курочку. Во-вторых, называется Wind Farm (вообще это переводится как «ветровая электростанция», но в данном случае можно перевести как «ветряная ферма»). В-третьих, он сделан из старого сельскохозяйственного оборудования (названия и виды, к сожалению, не уточняются). Ну и в-четвёртых, этот флюгер такой же ленивый, как сытое, ухоженное и беззаботное сельскохозяйственное животное – он показывает направление ветра только в том случае, если это будет сильный ветер (от 9 метров в секунду).       

Денис Яцутко, 22 февраля 2010 года17 комментариев

Видим лишь себя

Кейт Макдауэлл. ВоробейРассуждая о животных и растениях, о компьютерах и автомобилях, люди то и дело говорят об этих существах и вещах так, как будто бы последние тоже люди: наделяют компьютеры и автомобили характером, растения – способностью мыслить, животным приписывают способность к долговременному планированию, мечтательность. И ладно ещё, когда речь, скажем, о собаках или обезьянах, но ведь и в таракане норовят узреть стыдливость, в рыбе мстительность, а в ящерице или удаве мудрость. Ничего удивительного в этом нет: человеку вообще трудно представить нечто по-настоящему иное. Не зря в большинстве фантастических произведений инопланетяне столь удручающе антропоморфны – они ведь лишь проекция тех или иных качеств своих авторов. А иначе почему кремнийорганические существа имеют по две ноги и две руки, а незримые эфемерные жители инфосферы такие жлобы? Ну да бог с ними.

Фарфоровая скульптура Кейт Макдауэлл (Kate MacDowell) очень хорошо иллюстрирует это человеческое видение всего. Например, на картинке, открывающей эту запись, воробей, а внутри у него – человеческий остов.       

Хреновина.net, 21 февраля 2010 года17 комментариев

Без единого надреза

Сифо Мабона. БогомолБогомол на картинке сделан из одного листа бумаги без единой склейки, без разрезов и надрывов – просто сложен. Гм, каламбур получился. Конечно, он сложен не совсем просто – автор, швейцарец Сифо Мабона (Sipho Mabona), складывал его двадцать часов. А сколько времени ушло на разработку модели, автор и сам сказать затрудняется.

Сифо Мабона родился в 1980 году, увлёкся складыванием самолётиков ещё в пятилетнем возрасте, в пятнадцать лет перешёл к оригами, собственные модели стал разрабатывать только в 2006-м, а уже в 2008-м Сифо стал первым в истории гайдзином, которого пригласили в японскую Академию оригами и чья работа украсила обложку официального журнала этой почтенной организации.       

Хреновина.net, 31 января 2010 года6 комментариев

Вдохновенная мебель

Братья Кампана. БанкеткаКуртку из плюшевых медвежат мы вам уже показывали. Представляемые в этой записи скульпторы братья Фернандо и Умберто Кампана (Campana) используют в том числе и эту технику. Например, именно так сделана банкетка из мягких игрушек, что на фото слева. И кресло из плюшевых героев диснеевских мультяшек. Но в их творчестве использование готовых предметов как материала для предметов ещё более готовых – лишь одна из фишек. Да, Фернандо и Умберто родом из Бразилии, а в этой стране ещё живы традиции старой доброй крестьянской бережливости. Предмет, отслуживший своё или просто переставший нравиться, здесь не выбрасывают, а перепрофилируют. Кампана попытались отразить эту национальную особенность в своих произведениях.       

Денис Яцутко, 22 января 2010 года5 комментариев

Вещи Криса Кукси

Крис Кукси. Деталь композиции The Three DisgracesВыделив скульптуру в отдельную рубрику, никак нельзя не уделить в ней внимания одному из известнейших и ярчайших поп-скульпторов нашего времени Крису Кукси (Kris Kuksi). В начале этой заметки фото маленькой детали одной из его работ – The Three Disgraces. Щёлкните по ней мышкой, чтобы рассмотреть в подробностях.

Для начала пара слов о скульптуре вообще. Не секрет, что, скажем так, художественная работа с объёмными фигурами сегодня весьма востребована потребителем, да и художники всё чаще обращаются именно к работе с вещами, имеющими ощутимые объём и вес. Тот же Крис Кукси в интервью, данном им Джону Бейнарту, сказал, что из всех медиа, с которыми он работает (а он ещё график и живописец), именно скульптура доставляет ему особенное удовольствие. «Интуитивно я строитель, – говорит Крис, – и скульптура помогает мне удовлетворить эту потребность». Современный интерес и потребителей, и творцов к скульптуре, на мой взгляд, вырастает из двух особенностей текущей культуры: из её инфантилизма и из тоски по реальности, по вещественности. Сперва поясню про инфантилизм. Инстинкт строителя свойственен вообще всякому человеку, но в зрелом возрасте он, как правило, подавлен, зарыт глубоко под профессиональной деятельностью и бытом, а вот дети все строят – шалаши во дворе, домики из кубиков, замки из песка. То, что взрослым людям по-прежнему хочется складывать что-то из кубиков (а ведь современная скульптура очень часто складывается из уже готовых элементов), есть признак эпохи кидалтов. То, что потребитель, покупатель жаждет приобрести в домашнюю коллекцию объёмную фигурку, нагруженную символическими смыслами, слишком напоминает игру в куклы и тоже является признаком взрослых детей. Популярность разного рода коллекционных игрушек лишний раз свидетельствует в пользу этого вывода.       

Денис Яцутко, 20 января 2010 года5 комментариев

Дискретность города

Наоко Ито. Ubiquitous. Серия Urban Nature 2009Большинство городов прерывисты. Нет, есть города, или достаточно большие части их, где пространство воспринимается как цельное, протяженное. Таков исторический центр Санкт-Петербурга, например. Прожив в этом городе три года и вернувшись после в Ставрополь, я стал замечать, как городская природа и, грубо говоря, каменные и асфальтные детали пространства города прерывисто сменяют друг друга, разрывают друг друга на части. Газон с зелёной травой будто отодвинул собой асфальт проезжей части от асфальта тротуара, вклинился между ними, как что-то чуждое, что-то совсем не отсюда. В этом нет никакой гармонии, только иллюзия её.

Вспомнил же я об этих своих впечатлениях почти пятнадцатилетней давности, увидев скульптуры Наоко Ито (伊藤 尚子) из серии Urban Nature 2009. В начале записи одна из них – Ubiquitous.       

Beccy Ridsdel. Художественная керамикаПустота – это потенция. Из неразличимого хаоса и белого шума может родиться что угодно: художник начинает творить с пустого холста или глыбы камня. Вечная весна может прятаться за самым привычным и даже скучным фасадом.

Английский скульптор-гончар Бекки Ридсдель (Beccy Ridsdel) вскрывает белую фарфоровую посуду. В результате её художественного хирургического вмешательства получаются очень яркие и жизнеутверждающие штуки. Сразу начинает казаться, что весна наступит уже совсем скоро. И что внутри каждой белой тарелки растут цветы.       

Денис Яцутко, 17 января 2010 года12 комментариев

Скульптура лоскутной культуры

Постмодерн – эпоха лоскутной культуры. Кусочек греческой античности, кусочек недавнего прошлого, кусочек сосед напел, лоскут красного и нахлобучим это всё словами какого-нибудь французского теоретика. Такой эклектики, как нынешний постмодерн, не знал ни постмодерн Пушкина, ни постмодерн эллинистических римлян. Потому что глобализация, понятное дело.

Серию скульптур Элизабет Хиггинс О'Коннор No Names можно назвать высшим визуальным выражением нашей эклектичной эпохи. В эпохи монументального модерна и скульптура была монументальная – цельнолитая или высеченная из мраморного монолита. Скульптура теперь – множество ярких тряпочек. И не просто ярких тряпочек, а тряпочек цветов и фактур, которые в нашей давешней современности назвали бы совершенно несочетаемыми, а попытку их всё-таки сочетать заклеймили нелепицей и безвкусицей. Но сейчас всё не так – человек с интересом присматривается почти ко всему, что вчера ещё безоговорочно отрицал. Художник же пытается эту ситуацию отразить.       

Хреновина.net, 15 января 2010 года5 комментариев

Фарфоровые платья

Из чего можно делать одежду? Ответ прост: из всего. Например, из классического китайского фарфора. Что? Ну да, антиквариат, дорого, осколки ваз и блюдец времён всяких Сун, Юань, Мин и Цин. Тем ценнее выходят платья. Как объекты искусства, понятное дело. В офис в таком платье никто не пойдёт.

Сооружает фарфоровую одежду китайский мастер Ли Сяофэн. Поразительнее всего, конечно, то, что эту фарфоровую одежду в самом деле можно надеть. В ней можно даже перемещаться. Как минимум, по подиуму или по залу художественной галереи.       

Денис Яцутко, 11 января 2010 года2 комментария

Монстры на страже времени

С первого взгляда мне показалось, что это старинные часы, украшенные фарфоровыми пастушками, рыцарями и купидонами. Однако второй взгляд расставил точки над i. Вглядитесь и вы. Это в самом деле классические вертикальные часы с боем, и они в самом деле украшены фигурками. Но что это за фигурки? Это современные игрушки: герои комиксов, трансформеры, солдатики, игрушесные пистолеты и прочая агрессивная мелочь. Автор этого произведения Райан Макэлхини (Ryan Mc Elhinney) сделал первые такие часы для одного частного дома в Дубае, а после вошёл во вкус. Ну и клиентам нравится. Каждые такие часы уникальны и делаются вручную, хотя как правило и из серийных элементов. По желанию заказчиков Райан может включать в композицию игрушки, которыми те, например, играли в детстве. Игрушки приклеиваются к корпусу часов, после чего вся конструкция покрывается белым блестящим полиуретаном. По утверждению автора, клиенты рассказывали ему, что и спустя год после получения заказанных часов продолжают находить на них новые фигурки или, случайно нажав на некоторые из них, выясняют, что они ещё и светятся или пищат.

Райан Макэлхини называет такие часы Westminster Chiming Grandfather Clock – «Дедушкины вестминстерские часы с боем».       

7