ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS RSS Mail
Комментарии
Александра Яцутко
Шкафчик для мизантропа

Украшения

Денис Яцутко, 11 февраля 2014 годаКомментировать

Болезнь как украшение

Megan Mitchel. Floral InfectionПосле публикации здесь у нас одной заметки про моду, на паре сторонних ресурсов стали обсуждать и даже осуждать макияж моделей, представлявших коллекцию Leutton Postle SS 2012. Дескать, похоже на кожные болезни. Ну, во-первых, конечно, не похоже. По мне, больше напоминает живопись. А во-вторых – ну, пусть даже похоже. Но зачем об этом говорить так, будто это что-то плохое? Позволю себе процитировать дедушку Аристотеля.

Мы с удовольствием смотрим на самые точные изображения того, на что в действительности смотреть неприятно, например, на изображения отвратительнейших зверей и трупов. Причиной этого служит то, что приобретать знания чрезвычайно приятно не только философам, но также и всем другим, только другие уделяют этому мало времени.

Люди получают удовольствие, рассматривая картины, потому что, глядя на них, можно учиться и соображать, что представляет каждый рисунок, например, — “это такой то”. А если раньше не случалось его видеть, то изображение доставит удовольствие не сходством, а отделкой, красками или чем-нибудь другим в таком роде.

Умный был чувак, что ни говори. Я бы, пожалуй, возразил только по двум пунктам: 1) отвратительных зверей не бывает, они все прекрасны; 2) на трупы в реальности смотреть может быть приятнее, чем на их изображения, во всяком случае – если нет сильного трупного запаха. Но, в общем, даже если созерцание чего-то в реальности может доставлять страдание наблюдателю, изображение этого – совсем другое дело: в нём появляются отстранение, обобщение, интерпретация, в нём видна работа авторского ума, авторского подсознания, социальных мифов. Фурункул говорит нам об одном, но изображение фурункула как произведение искусства несёт совершенно иное сообщение, далеко не столь однозначное. Даже сам фурункул, будучи помещённым в иной контекст, может смотреться уже не просто как фурункул, может приобретать дополнительные смыслы. Если вы читали «Дюну» Херберта, могли обратить внимание, что барон Владимир Харконен, тамошний персонаж, лелеял на своём лице выводок кожных болезней. Уж Бог знает – в качестве украшения или как домашних любимцев. Однако, зная о существовании таких способов украшения тела как шрамирование, татуировка и пирсинг, можно предположить, что рано или поздно реальностью станут и украшения, наносимые при помощи болезнетворных микроорганизмов. А пока любители просто делают бижутерию, похожую на различные язвы. И не так сомнительно и отдалённо, как вышеупомянутый макияж, а на самом деле. Вот, к примеру, работы Меган Митчел: надрезы, нарывы, кровоподтёки, сыпь.       

Денис Яцутко, 24 июня 2013 года3 комментария

Если уж парад...

Парад цветов в ЗюндертеСейчас вот многие спорят по поводу гей-парадов. Я как-то не вижу в этих спорах смысла. И в парадах смысла не вижу. То есть, если кому хочется, пусть ходит, конечно, но зачем? Или вот военный парад – для чего он? Технику, вооружение постоянно показывают на всяких международных салонах, картиночек и видео с нею полно в интернетах, а так – ну прошло оно там шустро через весьма небольшую Красную площадь, все проходы к которой в этот день всё равно перекрыты, – что там успеешь увидеть, даже если интересуешься и смог туда попасть? Что касается крёстных ходов, это, конечно, забавно с точки зрения этнографии, но тоже, в общем, широким слоям населения нафиг не нужно.

Вообще, если уж устраивать на улицах городов какие парады, то или физкульт-парады, потому что это красиво, как грандиозный балет, или карнавал, или парады цветов. Потому что это тоже красиво и грандиозно. И ни один экран не передаст красоты движущейся цветочной скульптуры. Я вот посмотрел на фоточки парада цветов в Зюндерте, Голландия, и теперь хочу как-нибудь съездить на этот парад и посмотреть живьём. Ибо даже по фоточкам видно, что это хороший, годный парад. В этом году, кстати, будет 1-2 сентября. Кто-нибудь поедет?       

Денис Яцутко, 23 января 2013 года22 комментария

Необычная Мария

Елена Флерова. Богоматерь ВилановаЭтот пост был написан для моего личного блога, но переел ресурсов у хостера, меня отключили, и я был вынужден перенести его сюда. Это не совсем формат Хреновины.net, но так уж вышло.

Сразу предупреждаю: детям и христианам этот пост лучше не смотреть, чтобы потом не жаловаться на чувства и всё такое. Вообще всем, кто склонен иметь религиозные чувства, этот пост лучше не смотреть. Ещё раз: дети и христиане, этот пост не для вас, не ходите под кат, не пролистывайте страницу ниже, если это rss, и т.п. Лучше сходите на какой-нибудь другой сайт. Я предупредил. Если вы продолжите чтение и оскорбитесь, значит, испытать оскорбление было вашим собственным осознанным желанием и вы сами всецело за это оскорбление перед собой отвечаете.

Остальные могут остаться.       

Игорь Хрекин, Сергей Ильин (aka Ефим Дикий) и Денис Яцутко с композицией из топоров «Православие - Самодержавие - Народность»Решив не останавливаться после топора с Hello Kitty и мотыжки капитана Стерха, я продолжил тематическую эстетизацию древкового инструмента и на этот раз принялся за вечно актуальную для отечественной культуры тему, так называемую «уваровскую триадау», придуманную графом Уваровым в противовес просветительской «Свобода – Равенство – Братство» в качестве базовой для русской жизни – «Православие – Самодержавие – Народность». Топор для русской жизни штука тоже вполне себе базовая. У нас топором и плотничали, и разбойничали, и даже, говорят, брились. Русский мужик с засунутым за кушак топором – понятный национальный образ. Так что топоры, оформленные в стиле уваровской триады, выглядят значительно более органично, нежели топор с японской кошечкой.

Сложнее всего было с топором, которому я отвёл роль символа православия. Я сразу подумал, что на нём, среди прочего, непременно должно быть навершие в виде креста, но, когда я рассказал об этом Саше, она подала мне идею, что это должен быть не просто крест, а крест складывающийся, как у патриарха. Я сразу же согласился, но долго не мог придумать, из чего сделать шарнир. В конце-концов, художник Сергей Сыров подсказал, что это мог бы быть настольный штатив для фотомыльницы. Нечто подобное я в итоге и использовал. Кроме того, лезвие было отполировано, на нём протравлен шестикрылый серафим, топорище хитрым образом окрашено, патинировано, покрыто шеллаком и украшено иконками, в лезвии же просверлено отверстие, в котором подвешена лампадка.       

Денис Яцутко, 29 августа 2012 года46 комментариев

С любовью к топору

ТопорИдея тематически обработать или, как это сейчас говорят, кастомизировать несколько топоров засела в мою голову давно. Я несколько лет назад даже приступал к её реализации. Мой первый топор я не закончил, а когда мы с Александрой спешно отступали из Ставрополя под натиском жизненных обстоятельств, недоделанный топор был оставлен при отступлении. Как и необходимая для такой работы микродрель. История запечатлела тот топор в одном моём ролике про арт-объекты Осмоловского. Топор там не главное и даже не второстепенное – я просто верчу его в руках. Какое-то время мне было не до топоров. Однако недавно несколько красивых современных топоров попало ко мне на тест-драйв (не для «Хреновины.net», по работе). Ну и, в общем, руки вспомнили, как это приятно – держать топор, а в голове с новой силой вспыхнуло желание довести-таки работу с коллекцией художественных топоров до ума. Начать решил с гламурного топора в девочково-хипстерской стилистике. Любой человек с таким топором должен выглядеть немного безумным. Впрочем, я, конечно, не предполагаю, что кто-то станет ходить с ним по улицам. Разве что я сам, хе-хе.

Итак, для начала нужно было выбрать сырьё, болванку для превращения в произведение искусства – собственно топор. А топор нынче дорог. В ближайших хозяйственных магазинах дешевле тысячи двухсот за единицу и не найти. Тогда я собрался и поехал на Тушинский строительный рынок, где и приобрёл за 400 рублей самый что ни на есть наиклассичнейший народный топор – с правильной формы деревянным топорищем и абсолютно жутким и прекрасным лезвием, чёрным, неровным, в буграх и кавернах, в пятнах ржавчины, с глубоким клеймом-штампом, вылезшим на другой стороне в виде неровного холмика. Можете созерцать топор целиком на фото в начале записи (щёлкните по фото для увеличения).       

Хреновина.net, 11 февраля 2012 года6 комментариев

Тернии любви

Diva. Кольцо в виде завитка колючей проволокиИнтересен механизм возникновения и дальнейшей судьбы некоторых символов. Например, христианский крест. Что это такое по сути? Орудие пытки и казни. И не просто пытки и казни, а пытки и казни одного из основателей этой религии. Ну, то есть, конечно, крест и раньше дофига чего означал и наверняка христиане просто зачерпнули его в богатом языческом наследии, а потом просто присовокупили к нему подходящее объяснение. К слову, свидетели Иеговы, например (привет одному из наших активных читателей), утверждают, что Христа распяли не на кресте, а на столбе. Замечательный Михаил Елизаров вдоволь прошёлся по этой их особенности в своём романе Pasternak: они там у него носят на шее серебряные столбики, похожие на спортивные свистки, и оттого сами напоминают героям физкультурных тренеров.

Или вот возьмём колючую проволоку. Зачем она нужна? Чтобы преграждать путь, ограничивать свободу. Соответственно, всякие организации, борющиеся за различные разновидности свободы, стали использовать её в своей символике. Всё логично: борьба за свободу нужна там, где её нет, а колючая проволока символизирует как раз, что свободы нет и, следовательно, стремление к ней. Ещё шажок – и завиток «колючки» уже символизирует и саму свободу. Но это так, первые шаги. Потому что дальше, со временем, все символы, которые не забываются, постигает одна судьба – их обволакивает позолотой, блеском, гламуром – и они превращаются в модные красивые штучки. Но не просто штучки, а такие, за которыми где-то в глубине ещё брезжит что-то эдакое, что со смыслом. Всё равно с каким. Главное, что он как бы есть. Иметь смысл – это тоже часть моды.

Собственно, перед вами прекрасная иллюстрация гламурного финала колючей проволоки как символа – украшения из новой коллекции Diva – Love Theme. Типа, к 14-му февраля. Ну а почему нет?       

Денис Яцутко, 9 февраля 2012 года6 комментариев

Гламурный кастет

Kate Bauman. ‘Til Death Do Us PartФормфактор кастета проникает в качестве темы дизайна в самые разные сферы. Ещё в 2008-м году мы рассказывали вам про галантерейный кастет, совсем недавно – про кастет кухонный, а вот сегодня наш герой – кастет ювелирный. Автор этой хреновины – дизайнер и ювелир Кейт Бауман (Kate Bauman), а авторское ея, хреновины, наименование – ‘Til Death Do Us Part. Насколько я понимаю, это должно переводиться как «пока смерть не разлучит нас». Вероятно, имеются в виду пальцы. Название довольно игривое.

Кастет изготовлен из серебра, кольца украшены однокаратными кубиками циркония. В 2006-м году Кейт изготовила первый экземпляр, который тогда задумывался как единственное и неповторимое произведение искусства. Но потом она передумала и сегодня предлагает такие украшения-кастеты в неограниченном количестве. По 425 американских долларов за один. Хотите заказать? Можете попробовать связаться с автором. Она только просит учитывать, что на изготовление одной штуки уходит две-три недели. Все четыре кольца в кастете – одного размера. Предлагается подбирать по самому толстому пальцу. В ассортименте американские размеры US7, US9 и US11. По-русски это, соответственно, 17,35, 18,89 и 20,68. Напомню, что отечественные размеры – это просто внутренний диаметр кольца в миллиметрах.       

Александра Яцутко, 20 января 2012 года8 комментариев

Глаз на руке

Diva. Кольцо с глазомСреди любителей и профессионалов всякой религиозной, мистической, эзотерической риторики глаза занимают не самое последнее место в списке значимого и сакрального.

Суеверные кукольники, например, прорисовывают кукле глаза в самую последнюю очередь не просто потому что так удобно, а потому что «с глазами у куклы появляется духовный вход, в который может войти некая сущность». И, мол, если кукла ещё не готова, духу будет в ней неуютно и он может начать пакостить в отместку.

В иконических традициях разных религий, чтобы подчеркнуть могущество и всеведение тех или иных персонажей, им рисуют на глаз-другой-пятый-десятый больше, чем обычно бывает у людей. Так у Шивы три глаза, а упомянутые в Откровении четыре животных, восхваляющие Господа, «исполнены очей спереди и сзади». От души так.

Многие дремучие хтонические божества способны временно терять свои глаза, находить их вновь, передавать другим лицам. Таковы, например, злобные старухи Грайи, имевшие один глаз на троих, который, к слову, спёр у них однажды небезызвестный Персей – чтобы шантажом выманить у несчастных женщин всякие расчудесные артефакты, с успехом применённые позже против ещё одной известной дамы, у которой, если считать змеиные головы, тоже глаз было немало, а взгляд двух основных превращал что попало в камень. Как и взгляд василиска, например. А что вы хотели? С глазами не шутят. Сглазить и человек может. Как минимум, того, кто в это верит.

Героический штампователь сказочных романов о Вечном Герое Майкл Муркок заставляет своего героя Корума носить в глазнице драгоценный камень, который, само собой, не просто камень, а натуральный глаз древнего бога. И этот глаз, хоть и отделён от одного существа и вставлен в другое, вполне себе работает.

В христианско-масонской (а также в древнеегипетской) символике глаз Бога вообще регулярно болтается сам по себе. То есть, достаточно просто нарисовать глаз, обвести его треугольником или поместить в неясное сияние – и всё – перед вами Око Господне. Бойтесь его.

Отдельным пунктом в этой катавасии идёт такая вещь, как глаз на внутренней стороне ладони. Для мусульман и иудеев это защитный амулет хамса (типа, пятерня Бога). Для буддистов есть Белая Тара, у которой семь глаз, два из которых – на ладонях. Для гадателей и «чёрных магов» чёрточки на ладони, очертаниями напоминающие глаз, – знак ведьмы, неопровержимое свидетельство связи носителя этих чёрточек с потусторонними силами и прочим астралом и феншуем. Ну, или – согласно другой «школе» – свидетельство того, что тобой рулит чужая воля. То есть, как бы ведьма на тебя смотрит и её глаз на твой ладошке отпечатался. Бр-р-р.

Но герои этой записи заинтересовали нас не из-за мистической чепухи, а из-за испанского фильма 2006 года «Лабиринт Фавна», снятого мексиканским режиссёром Гильермо дель Торо. Эта зрелищная и захватывающая мрачная сказка особенно придётся по нраву любителям миров Лавкрафта.

Один из персонажей фильма – некто Бледный (Pale Man). Он тощий, складчатый, ест детей и держит свои съёмные глаза на блюдечке. Когда возникает необходимость съесть очередного ребёнка, он вставляет глаза в прорези на ладонях, подносит руки к лицу и вроде как становится полноценно зрячим. Впечатляющий чувак.       

Хреновина.net, 31 декабря 2011 года7 комментариев

Кольца-календари

Кольцо-календарьУ нас есть традиция: каждый год 31-го декабря мы пишем запись про календари.

В этом году мы покажем вам календари, которые одновременно ещё и кольца. Первое кольцо-календарь – на первой картинке – позволит своему носителю каждое утро выставлять дату, чтобы потом в течение дня ни в коем случае не забыть, какой сегодня день. На самом деле, удовольствие сомнительное (и дату надо ещё не забыть выставить), но некоторым может пригодиться. К радости этих некоторых, кольцо можно купить без мороки с посылками из-за океана – 800 рублей плюс стоимость доставки. Сделано оно из стали, камень – фианит (ещё называется кубиком циркония, это такой синтетический камень).       

Денис Яцутко, 28 декабря 2011 года14 комментариев

Наш изысканный труп

Our Exquisite CorpseОб истоках символики смерти и о причинах моды на эту символику мы уже рассказывали. Так что, интересующихся теорией отсылаем к тому обзору. А здесь мы просто покажем вам красивые черепа в бисере. С красивым названием. Этот брэнд интерьерных украшений называется Our Exquisite Corpse («Наш изысканный труп») и представляет собственно линейку черепов, знатно украшенных бисерными узорами. Кэтрин Мартин (Catherine Martin), основатель брэнда, пытается представить свою продукцию как восходящую к традиционному искусству уичолей, мексиканского индейского этноса, славящегося мастерством вышивки, бисероплетения и прочих художественных ремёсел. Ну, что тут скажешь. Мексиканцы в самом деле любят мотив черепа, уичоли в самом деле работают с бисером (хотя это и не является их традиционным искусством – с бисером их познакомили переселенцы из Европы), всё это в самом деле могло вдохновить Кэтрин Мартин, но мне почему-то кажется, что уичоли притянуты к этой марке ровно затем, чтобы в маркетинговых описаниях можно было ссылаться на пейотль (запретный плод сладок; по меньшей мере, мысли о запретном плоде), духов предков и прочую мистическую муть и романтическую экзотику, положительно влияющую на продажи. Грубо говоря, у марки должна быть story. Впрочем, я не претендую на то, что читаю мысли на расстоянии. Возможно, всё было, есть и будет иначе.