ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS RSS Mail
Комментарии
Денис Яцутко
Ним и бабул

Архитектура

Хреновина.net, 28 марта 2013 года4 комментария

Заметные туалетозавры

Kumutoto Toilets, Wellington, New ZealandЗабавные не то бронтозавры, не то гигантские улитки неподалёку от набережной в Веллингтоне (Новая Зеландия) – это общественные туалеты, спроектированные архитектурным бюро Studio Pacific. Стандартный общественный туалет где угодно в мире – это, как правило, максимально нейтрально выглядящая непримечательная будка. В русском языке для туалетов есть даже устойчивое выражение, подчёркивающее их безликость: «домик неизвестного архитектора». А тут вот архитекторы известны – и заслуженно. Потому что ну кто сказал, что туалет должен быть никаким? Новозеландские бронтозавровые улитки опровергают это привычное воззрение и заодно решают пару функциональных задач: во-первых, они заметны, что для общественного туалета в ситуации, когда он особенно нужен, очень важно, а, во-вторых, их «шеи» – это вентиляционные отводы. Ну и городское пространство, так сказать, пейзаж с ними выглядит несколько живее.       

Денис Яцутко, 31 января 2013 года15 комментариев

Флактурмы

Строительство зенитной башни /Bundesarchiv, Bild 183-J16840 / CC-BY-SAВо время Второй Мировой войны все воюющие стороны были озабочены вопросом: как защитить города от бомбардировочной авиации противника? Устраивали бомбоубежища, в небо городов запускали противосамолётные аэростаты, на крышах зданий устанавливали локаторы и – самое главное – зенитные пулемёты и артиллерию. Почему не на улицах? Потому что здания закрывают обзор, потому что окна (да и стены) могут оказаться на линии огня. На крышах удобнее. Но всё равно не идеально. Потому что, например, боеприпасы где хранить? А как доставлять? Ну и вообще, ты тут стреляешь, а прямо под тобой люди живут и работают. Немцы попробовали решить часть этих проблем, построив в ключевых городах башни ПВО – флактурмы. Это были огромные наземные бетонные сооружения, вооружённые зенитными орудиями и, что важно, возвышающиеся над окружающей застройкой. Идея флактурмов принадлежит Альберту Шпееру, непосредственно проектирование было поручено Фридриху Таммсу, а строительство осуществляла «Организация Тодта».

Флактурмы строили парами. Одна башня в паре была преимущественно боевой (Gefechtsturm, G-Turm). На ней стояла зенитная артиллерия главного калибра – четыре тяжёлых зенитных установки. Сначала это были одноствольные 105-миллиметровые, позднее спаренные 128-миллиметровые установки. Кроме того, каждая боевая башня имела по восемь 20-мм счетверённых зенитных установок и по двенадцать 20-мм одноствольных зениток. Во второй башне в паре (Leitturm, Kommandoturm, L-Turm) размещались средства управления огнём, командный пункт, локаторы с прожекторами и двенадцать небольших зенитных установок малого калибра.

Часть этажей башен ПВО использовались как бомбоубежища для гражданского населения. Также в каждой башне были медпункт (иногда со стационаром на несколько сотен коек), мощная фильтровентиляционная установка, снабжавшая все этажи очищенным воздухом, дизельгенератор автономного аварийного электроснабжения, система автономного снабжения водой из артезианских скважин, средства связи. Толщина бетонных стен доходила до трёх с половиной метров, потолков и перекрытий – до пяти метров.

Боевая башня и башня управления сообщались между собой подземными линиями связи.       

Денис Яцутко, 30 января 2013 года4 комментария

Избушка ледяная

Много бумажных пакетов с подкрашенной водойИз пустых пакетов от соков и прочих напитков можно много чего соорудить. Домохозяйка из канадского Эдмонтона Бриджит Бартон (Brigid Burton), приехавшая к ней на зимние каникулы из Новой Зеландии дочь Кэтлин Старри (Kathleen Starrie; не спрашивайте меня, почему у неё другая фамилия, – я не знаю) и бойфренд дочери Дэниэл Грей (Daniel Gray) придумали соорудить не собственно из пакетов, но с их помощью – иглу. Ударение на первый слог. Это такое традиционное эскимосское жилище. Они залили в пакеты подкрашенную воду и выставили их на мороз. Потом пакеты разрезали. Получилось много разноцветных полупрозрачных ледяных кирпичей. Собственно, после этого дело осталось за малым – взять и построить.       

Хреновина.net, 6 ноября 2012 года3 комментария

Пешком по небу

Небесный мост ЛангкавиСтрого говоря, функционально Небесный мост Лангкави (Jembatan Langit Langkawi) в горах Ганунг в Малайзии – это скорее смотровая площадка, нежели собственно мост. Потому что, хоть он и является с инженерной точки зрения вантовым мостом, причём мостом в известной степени уникальным – подвешенным на восьми тросах на одной единственной наклонной опоре, тем не менее, используется он скорее преимущественно для того, чтобы глазеть с него на горы и море, а не чтобы передвигаться по нему из одной точки в другую. Как бы там ни было, хреновина поразительная – 125-метровая дуга, подвешенная, на одной точке на высоте 652,5 метра над уровнем моря.

Идея создания этого моста (именно в качестве туристической достопримечательности) принадлежит бывшему премьер-министру Малайзии Махатхиру Мохамаду (Mahathir Mohamed). Для проектирования и руководства постройкой правительство специально пригласило из Швейцарии архитектора Петера Висса (Peter Wyss), который предложил сделать мост дугообразным с треугольными платформами – чтобы создать максимальное число точек обзора для любования окружающими достопримечательностями со всевозможных ракурсов.

При сборке моста использовался российский грузовой вертолёт Ка (модель уточнить не удалось).       

Денис Яцутко, 10 октября 2012 года1 комментарий

Дети в витрине

Архитектурная студия Cornelius + Vöge. Детско-юношеский центрАрхитектурная студия Cornelius + Vöge построила в одной датской рыбацкой деревне прекрасный детско-юношеский центр. Заметив, что самое часто встречающееся строение на окраине селения – это обитый красным (а то и просто ржавым) кровельным железом деревянный рыбацкий сарайчик, архитекторы решили, так сказать, не нарушать ансамбля и при проектировании и строительстве детского центра придерживались тех же материалов. Теперь внутри там сплошное дерево, а снаружи центр полностью обит красным металлическим профнастилом. В нём есть зал для подвижных игр, есть разные классы-комнаты поменьше, но самое главное – комнатка-консоль с большинм окном, похожая то ли на аквариум, то ли на витрину. В ней можно просто сидеть, лежать, можно играть в настольные игры (в которые в детстве обычно все играют на полу), можно разговаривать, смотреть в окно, а можно просто получать удовольстивие от нахождения в уютном закутке. Дети ведь вообще любят всякие ограниченные объёмы: они им и по размеру подходят, и проще для психологического освоения. Маленький закуток детям проще представить как «наше место», чем огромный игровой зал. Да и вообще, валяться в витрине – это клёво. Я вот на днях проходил в центре Москвы мимо одного магазина пряжи – так там в витрине лежит мужчина и вяжет на спицах. И по всему видно – он чрезвычайно доволен собой. Так он взрослый. Что уж говорить о детях. А ещё в такой нише с большим стеклом приятно представлять себя пассажиром гигантского подводного корабля. Особенно в дождь. Или даже корабля космического – в любое время.       

Хреновина.net, 30 августа 2012 года5 комментариев

Живая стена в Мадриде

Музей CaixaForum и вертикальный сад в МадридеЭта фантастическая живая стена, резко контрастирующая с ржаво-красными стенами соседнего здания и похожая на облепленный мхами останец цивилизации через много лет после её падения, в самом деле существует. Она стоит возле музея CaixaForum в Мадриде и является одним из самых больших, роскошных и сложных вертикальных садов Земли. Её создатель – дизайнер Патрик Блан (Patrick Blanc) – поместил на ней более пятнадцати тысяч живых растений двухсот пятидесяти разных видов. В основном – мхи, папоротники и лишайники, приспособленные для комфортного произрастания на вертикальной поверхности в мадридской жаре. Очевидцы утверждают, что у стены вертикального сада температура воздуха всегда немного ниже, чем вокруг. Ну и даже по фотографиям видно, что это просто безумно красиво.       

Денис Яцутко, 16 августа 2012 года5 комментариев

Жить во вздыбленном кубике

Cube houses архитектора Пита Блома в РоттердамеВ конце 1970-х годов на работе у моих родителей как-то отмечали то ли Новый Год, то ли День строителя и сделали к празднику самодельный мультфильм о том, как что происходит в проектировании зданий. Мне он тогда показался невероятно крутым и оригинальным, но, как оказалось, это потому что мне было шесть лет и я пока ещё толком ничего не видел. Позже мне стало известно, что это вечная тема, что на ней отметились чуть ли не все известные карикатуристы и многие неизвестные. Начинался мультфильм с того, что нам показывали, как видит дом заказчик, потом – как его видит архитектор, как конструктор, как сантехник и так далее. Архитектор видел нечто невообразимое, в чём не было ни единой вертикальной стены, параллелепипеды стояли на рёбрах и висели в воздухе, какие-то части двигались и всё такое прочее. Конструктор, понятное дело, видел дом кубическим, одноэтажным и без окон.

Натыкаясь (в сети или в твёрдой реальности) на некоторые произведения архитектурного искусства, я с тех пор то и дело вспоминаю тот мультик и думаю: «Вот здесь победила точка зрения конструктора. А здесь архитектора. А тут, похоже, все стороны более или менее договорились». Понятно, что всё это условности, очевидно также, что любое слишком явное нарушение каких-то привычных норм в угоду оригинальности – это слишком простой путь к известности, причём к известности определённого рода – именно в качестве оригинала или чудака, не более. Но – с другой стороны – и не менее.

То есть, я не могу, например, придумать, чем, кроме стремления к оригинальности, руководствовался голландский архитектор Пит Блом (Piet Blom), проектируя для Роттердама и Хелмонда свои Kubuswoningen, дома-кубы. Зачем ещё можно было поставить кубики на вершину? Не удобства же ради. Нет, понятно, что «во-первых, это красиво...» В самом деле красиво. Но там же ещё люди живут.       

Хреновина.net, 15 августа 2012 года2 комментария

Вход только в белых тапочках

Бар Вечность в ТрускавцеО комнате в отеле с гробами вместо кроватей и кушетке-домовине мы уже рассказывали. А недавно наткнулись на фотки вот этого замечательного бара в Трускавце. Он называется «Вiчнiсть». То есть «Вечность». Бар открылся ещё летом 2008 года. Открыл его владелец одноимённой фирмы ритуальных услуг и, якобы, моментально огрёб неприятностей от городских властей, не пожелавших видеть на улицах своего города гроб. А бар «Вечность», как вы, наверное, видите, представляет собой именно гроб: 20 метров в длину, по 6 метров в ширину и в высоту. На создание гроба для выпивающих ушло 30 кубических метров древесины. В меню бара входили салаты «9 дней» и «40 дней», бутерброды «Прощальные» и сало с чесноком «Встретимся в раю». Интересно, кстати, почему не в аду? Чревоугодие же. А также гортанобесие.

И вот вроде как автор идеи и владелец этого самого бара-гроба Степан Пиряник не собирался бороться с властями и был готов бар закрыть, так как свою рекламную функцию последний уже выполнил, а боле и незачем. И вот я протестую. Как это – незачем? Как же мир без такого замечательного жизнеутверждающего архитектурного произведения? Есть среди наших читателей кто из Трускавца? Как там? Стоит ли ещё гроб? Висит ли ещё у входа табличка «Вход только в белых тапочках»?       

Александра Яцутко, 13 июня 2012 года4 комментария

Монументальная ночь в метро

Дейнека. Мозаичный плафон «Пловцы прыгают» на станции московского метро «Маяковская» Станция метро «Маяковская» – одна из самых красивых в Москве. Она была построена в 1937—1938 годах, и её архитектор – Алексей Душкин – придумал украсить потолок мозаичными плафонами. Для их изготовления пригласили Александра Дейнеку, гениального и к тому времени уже всемирно известного советского графика и скульптора. Это, кстати, был первый опыт использования техники мозаики в советском официозном искусстве.

В акте приёмки от 28 июня 1938 года мозаичные плафоны были признаны «исполненными с технической стороны вполне удовлетворительно, а с художественной стороны во всём согласно оригиналам». Сам Дейнека был не очень доволен архитектурным решением станции: он считал, что купола слишком мелкие и находятся слишком глубоко, а масштабы картин малы для высоты, на которой они висят. И двойной купол ещё сильнее скрывает плафоны, увидеть которые можно почти только в зените. Дейнека хотел, чтоб мозаика была видна с перрона и хорошо просматривалась в сводах между колоннами.

Но, на самом деле, даже несмотря на то, что малая заметность мозаики лишает её какого-то количества потенциальных зрителей, получившееся архитектурное решение всё равно крутое: плафоны похожи на высокие окна в небо. Если вы бывали на «Маяковской» и не видели мозаики, в следующий раз обязательно поднимите голову и посмотрите. Впрочем, если бывали и видели, всё равно поднимите. Потому что эти мозаичные плафоны прекрасны.       

Хреновина.net, 21 марта 2012 года9 комментариев

Горизонтальные небоскрёбы

Эль Лисицкий. Горизонтальный небоскрёб у Никитских ворот. Фотомонтаж, 1925Недавно исполнилось 70 лет со дня смерти Лазаря Лисицкого, более известного современникам и потомкам как Эль Лисицкий. Этот человек считается иконой советского архитектурного конструктивизма, при том, что по его проекту была возведена одна единственная постройка – типография журнала «Огонёк». Здание, прямо скажем, преимущественно тем и интересное, что его проектировал великий Лисицкий. А так ничего особенного. Гораздо интереснее другой, нереализованный, проект (вернее даже не проект, а концепция) Лисицкого – горизонтальный небоскрёб. На картинке, открывающей эту запись, как раз он. Эдакий небесный утюг. Замысел прост и представляет вариант решения задачи «Как на небольшой площади разместить много людей или чего-нибудь ещё». Поболе этажей – это понятно и давно используется. Лисицкий предложил верхние этажи, так сказать, растянуть по горизонтали. При сохранении весьма небольшой площади опоры, разумеется.

Этот проект не был воплощён, но закладочку на память мировая культура себе сделала. Чтобы вернуться к концепции горизонтального небоскрёба позже.