ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
А ведь нет, – себя-то я всё-таки в привлекательном виде выставил: что, мол, никем я не понятая, этакая возвышенная хреновина, вроде, что ли, Евгения Онегина...
RSS RSS Mail
Комментарии
Александра Яцутко
Джетпак Мартина: ещё не dnkroz, но уже что-то

Разное

Денис Яцутко, 25 декабря 2015 года1 комментарий

Алкогольные часы

Алкогольные часы 1945 года

Эта штука — алкогольные часы 1945 года. Механизм работает за счёт четырёх сообщающихся запаянных стеклянных колб, заполненных спиртом, и нагревательного элемента. Когда спирт в нижней колбе нагревается, его пары, расширяясь, заставляют жидкость перетекать по трубке в верхнюю колбу и система поворачивается.

Не самая надёжная система. Не самая точная. Нельзя перегреть. Но красиво. А также свастика.       

Мыло из нержавеющей сталиРазбирал свои 600 вкладок в браузере на предмет закрытия потерявших актуальность и наткнулся на статью в Википедии о таком странном явлении как мыло из нержавеющей стали. Повинуясь современной русской мифо-меметике, так и хочется добавить: «Челябинское суровое». Кстати, у меня мама родом из Челябинска – я верю, что там сурово.

Но вернёмся к «мылу». Вот что нам сообщает русская Википедия: «Мыло из нержавеющей стали – кусок нержавеющей стали, которому придана форма куска мыла. Потенциальное назначение – уменьшение или устранение сильного неприятного запаха от рук, связанного, например, с обработкой чеснока, лука или рыбы. Несмотря на то, что мыло из нержавеющей стали продаётся несколькими компаниями, существует очень мало научных доказательств его эффективности, что вызывает у некоторых экспертов сомнения в целесообразности его использования». Ну и всё. Английский, немецкий, испанский разделы ничего к этому не добавляют. А меж тем интересно: кому вообще в голову пришло, что это орудие убийства должно как-то избавлять руки от запахов? Каким образом? Как это вообще должно действовать, по мнению тех, кто считает, что вообще должно? Не пахнет ли у нас тут, грубо говоря, кактусами у компьютера?

Ответ нам даёт китайский раздел Вики. Он предлагает две версии. Первая – окисление. Дескать, согласно немецкому патенту ароматические соединения, характерные для всяких неприятных кухонных запахов, содержат соединения серы и аммиака, которые будто бы, в присутствии нержавеющей стали, которая действует на них как катализатор, активнее окисляются. Правда, уточняет китайская Вики, подробное описание процесса отсутствует. Оно, мне кажется, и не мудрено. Потому как, ну да, металлы могут служить катализаторами для скорейшего окисления соединений серы и аммиака. Но, как правило это другие металлы: платина, иридий, родий. Встречал утверждение, что будто бы может использоваться в этом качестве и нержавеющая (то есть, скорее всего хромистая или хромоникелевая) сталь, но, во-первых, в сочетании с той же платиной, а также родием или рением, а во-вторых – при температур 200—300°C. Вы при такой температуре моете руки? Я – нет.       

Хреновина.net, 13 апреля 2014 года2 комментария

Черепахи Уолтера

Machina Speculatrix Уильяма Грея УолтераВ 2009 году мы рассказывали вам о роботе-крысе Psikharpax, который должен имитировать поведение живого существа: искать пищу, реагировать на опасность, обучаться. Так вот, оказывается, что подобные роботы существовали уже в 1948 году. Их создал английский нейрофизиолог американского происхождения Уильям Грей Уолтер. Он знаменит и иными достижениями – один из основателей электроэнцефалографии, открыл дельта-ритмы электроэнцефалограммы при опухолях мозга, альфа-ритмы и тета-ритмы, сопровождающие эмоциональные реакции, и прочая, и прочая. И он же создал простейшие робо-устройства, имитирующие поведение живого существа: трёхколёсные тележки с электродвигателем, оборудованные датчиками и умеющие отыскивать источник питания. Сам изобретатель называл их Machina Speculatrix, но в историю они вошли как черепашки Уолтера.

Первую из «черепашек» Уолтера звали Elmer – «электромеханический робот». У неё было три колеса, два электромотора, питаемых от аккумуляторов (один позволял ехать вперёд или назад, второй поворачивать), и два «чувствительных элемента»: фотоэлемент и механический контакт, который замыкался, когда Elmer натыкался на препятствие. Управление поведением черепашки осуществлялось при помощи электронной схемы с обратной связью, построенной всего на двух искусственных нейронах.

Поведение Элмера базировалось на трёх состояниях: поиск света («голод»), поворот к свету, избегание слишком яркого света и препятствий («боль»). Такое простейшее устройство заставляло робота совершать действия, которые могли бы, иди речь о животном, проинтерпретированы как наличие зачатков самосознания: «черепашка» аккуратно обходила препятствия, искала источники света, избегая слишком ярких, по мере того, как заряд аккумулятора иссякал, её интерес к источникам света рос, она уже меньше «боялась» яркого света, ехала к нему, но если яркость источника вблизи оказывалась чрезмерной, «пугалась», отъезжая или отворачивая.       

Аудиоколонка Sven SPS-820В конце 2012 года я тестировал всякие инструменты для портала «Отвёртка» и по этому поводу много всякого разного мастерил руками, художественные топоры, в основном. И тогда же у меня навернулись настольные компьютерные колонки. Я купил новые (Microlab Pro 3, если интересно), а старые валялись в квартире и мешали жить, путаясь под ногами и руками. В конце концов, споткнувшись о них в очередной раз, я выматерился, поставил их на стол и задумался: выбросить нафик или попробовать упромыслить на что-то полезное? Ну и, в общем, про маленькие боковые колонки ничего не придумал, а центральная, которая с усилком, внезапно очень мне кое-что напомнила. Сами посмотрите на неё (на фотке, открывающей запись) – это же птичий домик. Как знатный в прошлом птицевод (одно время у нас с Сашей жило больше десятка разных певчих птиц, в т.ч. урагус, канарейки, зяблик, чечётка, лазоревка, дубонос, амадины Гульда, зебровые амадины, тростниковый астрильд, рисовка, щеглы и коноплянка, а также мы как-то выкармливали голубя), бёрдвочер (регулярно устраиваем рядом со своим жильём кормушки и наблюдаем за пернатыми визитёрами) и вообще почти орнитолог, я не мог оставить это сходство без внимания. То есть, решил, что этой колонке на роду написано быть дуплянкой.       

Денис Яцутко, 24 июня 2013 года3 комментария

Если уж парад...

Парад цветов в ЗюндертеСейчас вот многие спорят по поводу гей-парадов. Я как-то не вижу в этих спорах смысла. И в парадах смысла не вижу. То есть, если кому хочется, пусть ходит, конечно, но зачем? Или вот военный парад – для чего он? Технику, вооружение постоянно показывают на всяких международных салонах, картиночек и видео с нею полно в интернетах, а так – ну прошло оно там шустро через весьма небольшую Красную площадь, все проходы к которой в этот день всё равно перекрыты, – что там успеешь увидеть, даже если интересуешься и смог туда попасть? Что касается крёстных ходов, это, конечно, забавно с точки зрения этнографии, но тоже, в общем, широким слоям населения нафиг не нужно.

Вообще, если уж устраивать на улицах городов какие парады, то или физкульт-парады, потому что это красиво, как грандиозный балет, или карнавал, или парады цветов. Потому что это тоже красиво и грандиозно. И ни один экран не передаст красоты движущейся цветочной скульптуры. Я вот посмотрел на фоточки парада цветов в Зюндерте, Голландия, и теперь хочу как-нибудь съездить на этот парад и посмотреть живьём. Ибо даже по фоточкам видно, что это хороший, годный парад. В этом году, кстати, будет 1-2 сентября. Кто-нибудь поедет?       

Денис Яцутко, 24 июня 2013 года1 комментарий

Музыкальные качели

Часть городской светомузыкальной инсталляции 21 BalançoiresРомантики полагали музыку высочайшим из искусств. Реалисты же предпочитают прозу и реалистический кинематограф, почитая музыку искусством скорее второго плана. Обоснованы мнения первых и вторых одним и тем же фактом: при помощи музыки практически невозможно передать более или менее однозначно интерпретируемый знак. Музыка обращается к субъективности каждого, даже к шизоидности. Одна и та же мелодия кого-то заставит плакать от счастья, кого-то спать, иной пустится под неё в пляс, кто-то же останется равнодушен и неподвижен. Это свойство делает фигуры автора и исполнителя музыки несколько неудобными для её восприятия. Литература и фигуративная живопись приучили нас, что автор и исполнитель вроде как пытаются что-то нам сказать, что-то конкретное. Высказывание имеем интенцию, цель. А тут вроде бы человек издаёт не самые простые звуки – целый концерт Рахманинова – это же не просто так. Будь просто, он бы засмеялся, заплакал бы или чихнул. Но что сказать-то хочет? Конечно, я могу слушать музыку и прислушиваться к себе, к своему субъективному, исполнитель-то вот, передо мной, у него выражение лица, движения рук, я ощущаю попытку диалога, а полноценно участвовать в нём не могу. В общем, музыка – это такое искусство, из которого автора и исполнителя хочется устранить. Пусть будут звуки, но пусть не будет кого-то, кто будто бы что-то этими звуками выражает. Раз уж рецепция музыки шизофренична, вот и оставьте меня наедине с музыкой. И пусть она рождается как-то сама – из природы, из движения мира, а я буду слушать. Песню ветра. Музыку волн. Ещё интереснее включить реципиента, слушателя в само производство музыки. Но не как музыканта, а как участника движения мира. Мы слышим ведь собственное дыхание, звук шагов, стук клавиш компьютера. Скрип качелей. Но можно ли сказать, что мы играем музыку на качелях? Просто качаемся.

Во дворе моего детства были качели. Они висели металлическими петлями на металлической балке. Без подшипников. На них качались все подряд, петли перетирались, кто-нибудь падал и ушибался, неделю качели стояли покалеченные, потом приходил человек со сваркой и заваривал петлю. И они поскрипывали ещё месяц-другой. Правда, даже при такой вот конструкции заметно скрипели они не всегда. То есть, их вклад в музыку мира был слишком случаен и часто тих.

В Канаде вот тоже нашлись любители слушать мир. Но чтобы их качели не подводили качающихся остутствием звука, городская инсталляция 21 Balançoires (21 качели) устроена таким образом, что каждые качели – это ещё и электромузыкальный инструмент. Вы качаетесь – качели звучат. И хотя канадский профессор Люк-Ален Жиральдо и говорит, что, мол, смысл этого «коллективного инструмента» – сотрудничество, он, конечно, не прав. Потому что сотрудничество – это симфонический оркестр. А тут разве что совместная медитация. Скорее же отдых рядом. Соседствующие самокопания посредством весьма тонкого звука, производимого в мире довольно грубым движением индивидуальных тел.       

Квазирусским политико-идеологическим конструктам посвящаетсяЭто топор старинной уважаемой американской фирмы Stenley. Хороший топор. Мне его подарили в редакции проекта Furfur (кстати, Furfur – это один из князей ада). А рядом с ним лежит сухая берёзовая дубинка. А ещё у меня есть скотч. При помощи этих нехитрых вещей я собрал символ, которому жалко давать название: так много их к нему подходит. Так что, оставлю пока так, без названия. Или нет? Давайте, сделаем так: я сейчас покажу, что я соорудил, а вы попробуйте угадать, какие названия вертелись в моей голове, когда я придумал эту штуку. Ну, или предлагайте свои. Поехали.       

Хреновина.net, 28 марта 2013 года11 комментариев

Чемодан! К ноге!

Чемодан Hop!Помните, в произведениях Пратчетта фигурирует сундук с ножками, всюду следующий за своим владельцем? Hop! (не «нор!», а «хоп!») – это нечто похожее: действующий концепт, разработанный неким Родриго Гарсией (Rodrigo Garcia), – чемодан, связанный со смартфоном по bluetooth и следующий за тем, у кого этот смартфон в руке или в кармане, как привязанный, то есть – на постоянном расстоянии. Такой чемодан почти невозможно потерять. Вы пошли куда-нибудь – чемодан за вами (в него встроены небольшие гусеницы и электропневматический двигатель). Если вдруг сигнал потеряется (а с ним, вероятно, и чемодан), телефон поднимет панику, вибрируя и трезвоня, а чемодан немедленно защёлкнется на все замки.       

Денис Яцутко, 28 марта 2013 года2 комментария

Модные животные

Татуированные свиньи Вима ДельвуаПоследнее время татуировки перестали быть принадлежностью преимущественно уголовного мира и где-то местами армии и флота и оккупировали кожу модных девушек и разнообразнейших юношей. Бельгийский художник Вим Дельвуа (Wim Delvoye) решил пойти дальше и распространить моду на тату на сельскохозяйственных животных. Совместно с двумя татуировщиками он открыл в 2005 году в Китае свиноферму, на которой разводит татуированных свиней. Пронятно, что животные татуированными не рождаются – их татуируют по желанию художника, а также на заказ. Коллекционер может сделать инвестицию в тату-ферму – после этого одну из свиней изукрасят по его вкусу и она будет ему удалённо принадлежать, пока не дорастёт до возраста, подходящего для забоя. Затем коллекционеру отправляется её татуированная шкура.       

Денис Яцутко, 29 января 2013 года4 комментария

Как правильно закрыть клинику

Интерьер старого здания Массачусетского Центра психического здоровья (MMHC)В ноябре 2003 года был закрыт Массачусетский Центр психического здоровья – бывший Бостонский психопатический госпиталь, построенный аж в дремучем 1912-м году. Персонал, больных и оборудование перевели в Lemuel Shattuck Hospital до 2012 года, когда для Центра выстроили новое современное здание по-соседству с местом, где стояло старое. А старое в 2009-м полностью снесли. Теперь Центр работает почти в том же самом месте, где и работал девять десятилетий. Однако старых стен больше нет, стен, в которых много лет работали и лечились сотни и тысячи людей. Чтобы запечатлеть эти стены для истории, для, так сказать, памяти потомков, сразу после выезда Центра из старого здания было решено создать мемориал этого места. И не просто серию информационных досок с фотографиями и краткими историческими справками, а нечто такое, что передавало бы саму суть многолетней работы этого заведения, цепляло бы за живое. Для осуществления этого весьма расплывчатого замысла, сводимого, если коротко к «хотим, чтобы было хорошо», Центр пригласил художника и дизайнера Анну Шулайт (Anna Schuleit). Анна попросила выделить ей офис, неделю занималась там сама с собой мозговым штурмом, потом вышла и сказала: «Мне нужно двадцать восемь тысяч цветов в горшках и кадках». Двадцать восемь тысяч цветов! Представляете себе?

Цветы привозили на грузовиках в течение нескольких дней. Каждый цветок, чтобы он остался цветком, а не превратился в вялый или сухой веник, надо было немедленно полить. Вы пробовали полить 28000 цветов? Непростое дело. Анне помогали в этом восемьдесят волонтёров. Они же помогли расставить цветы по этажам, коридорам и кабинетам. То, что вышло в итоге, назвали проектом Bloom – «Цветение».