ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail

Yohgi Yamamoto

Хреновина.net, 30 января 2009 года8 комментариев

Деконструкция медвежат

Kent Rogowski. Bear #32, вывернутый наизнанку мишкаПереворот в мире моды случился чуть менее тридцати лет назад. Совершили его японские модельеры Ёджи Ямамото (Yohgi Yamamoto) и Реи Кавакубо (Rei Kawakubo). Метод, который они применили к конструированию одежды, называется деконструкция. Слово это придумал французский философ Жак Деррида. Означает оно разрушение и одновременно перестройку, реконструкцию. По сути, любая интерпретация есть деконструкция: воспринимая некий текст, постигая явление, мы (чаще мысленно, но не всегда) разлагаем его на части и собираем вновь в некую понятную нам форму, используя при этом собственный багаж знаний и навыков. В результате получается некий новый, уникальный, свой текст. То есть, с помощью деконструкции мы осваиваем мир, делаем его ближе себе. До Ямамото и Кавакубы деконструкцией изо всех сил радостно занимались литературоведы, поэты, философы, живописцы, но мир моды это веяние обходило стороной. И вот Ямамото в 1984 вывозит свою коллекцию в Париж. Модные критики в шоке: «Как такое можно носить?» Ямамото посягнул на святая святых – на симметрию. А ещё он вывел наружу швы. И оставил края неподшитыми – прямо с неровной бахромой из ниток. А ведь это было представлено даже не как haut couture, где позволено многое (типа – «я художник, я так вижу»), а как prêt-à-porter, т.е. повседневная одежда. Критики не понимали, как можно повседневно, в том числе, например, в офис, ходить в платье швами наружу? Или в пиджаке, у которого одна пола длиннее другой? Или в куртке, будто бы вывернутой наизнанку? Оказалось, можно. И сегодня это стало настолько обыденным явлением, что глядя на сейчас на коллекции Ёджи и его соратников, продолжателей и подражателей, мы не видим ничего такого. Вот... Наверное, вам интересно, почему мы рассказываем вам про моду, когда на картинке у нас какая-то мягкая игрушка? Ну, это же очевидно: Ямамото и Кавакубо деконструировали привычный образ готового платья, а вот другая область традиционного – мягкие игрушки – до недавнего времени оставалась почти незатронутой деконструкцией. И это на закате постмодерана! Но вот появился Кент Роговский (Kent Rogowski). Этот человек распарывает самых обычных плюшевых мишек, выворачивает их и снова набивает. В итоге получаются странные, но кажущиеся смутно знакомыми твари, в чём-то абсурдные и одновременно восхитительные. На первой картинке этой записи – такой вот вывернутый медведь под постмодернистским названием Bear #32.