ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail
Комментарии

ПВО

Денис Яцутко, 31 января 2013 года15 комментариев

Флактурмы

Строительство зенитной башни /Bundesarchiv, Bild 183-J16840 / CC-BY-SAВо время Второй Мировой войны все воюющие стороны были озабочены вопросом: как защитить города от бомбардировочной авиации противника? Устраивали бомбоубежища, в небо городов запускали противосамолётные аэростаты, на крышах зданий устанавливали локаторы и – самое главное – зенитные пулемёты и артиллерию. Почему не на улицах? Потому что здания закрывают обзор, потому что окна (да и стены) могут оказаться на линии огня. На крышах удобнее. Но всё равно не идеально. Потому что, например, боеприпасы где хранить? А как доставлять? Ну и вообще, ты тут стреляешь, а прямо под тобой люди живут и работают. Немцы попробовали решить часть этих проблем, построив в ключевых городах башни ПВО – флактурмы. Это были огромные наземные бетонные сооружения, вооружённые зенитными орудиями и, что важно, возвышающиеся над окружающей застройкой. Идея флактурмов принадлежит Альберту Шпееру, непосредственно проектирование было поручено Фридриху Таммсу, а строительство осуществляла «Организация Тодта».

Флактурмы строили парами. Одна башня в паре была преимущественно боевой (Gefechtsturm, G-Turm). На ней стояла зенитная артиллерия главного калибра – четыре тяжёлых зенитных установки. Сначала это были одноствольные 105-миллиметровые, позднее спаренные 128-миллиметровые установки. Кроме того, каждая боевая башня имела по восемь 20-мм счетверённых зенитных установок и по двенадцать 20-мм одноствольных зениток. Во второй башне в паре (Leitturm, Kommandoturm, L-Turm) размещались средства управления огнём, командный пункт, локаторы с прожекторами и двенадцать небольших зенитных установок малого калибра.

Часть этажей башен ПВО использовались как бомбоубежища для гражданского населения. Также в каждой башне были медпункт (иногда со стационаром на несколько сотен коек), мощная фильтровентиляционная установка, снабжавшая все этажи очищенным воздухом, дизельгенератор автономного аварийного электроснабжения, система автономного снабжения водой из артезианских скважин, средства связи. Толщина бетонных стен доходила до трёх с половиной метров, потолков и перекрытий – до пяти метров.

Боевая башня и башня управления сообщались между собой подземными линиями связи.       

Хреновина.net, 4 апреля 2010 года11 комментариев

Истребитель, но не самолёт

Blohm und Voss BV 40Машина на картинке – истребитель. Она летает (вернее – летала). Но она не самолёт.

В 1943 году армады американских бомбардировщиков стали регулярно бомбить немецкие города. Это побудило рейхсминистерство авиации искать способ постройки максимального числа эффективных и дешёвых истребителей. Важным требованием к конструкторам было – чтобы получившуюся машину мог пилотировать человек, проучившийся пару недель на несложных курсах. Конструктора, наверное, и рады были бы сказать своим начальникам, что те, мол, охренели и так не бывает, но шла война и подобных разговоров просто никто бы не потерпел.

Чего только ни придумывал сумрачный тевтонский гений, от ракет «земля-воздух» до различных вариантов ракетных и реактивных самолётов. Но всё это было достаточно сложно и дорого. И требовало длительной подготовки лётчиков. Многие из тогдашних разработок после получили то или иное развитие в авиационной технике, но было одно изобретение, которое, насколько нам известно, по сей день остаётся уникальным. Тупиковая, так сказать, ветвь. Этой тупиковой ветвью был предложенный Рихардом Фогтом Blohm und Voss BV 40 – безмоторный планер-истребитель.       

Денис Яцутко, 26 января 2010 года12 комментариев

Лазер против тротила

Laser Avenger на «Хаммере»Американцы сейчас, оказывается, монтируют боевые лазеры (Laser Avenger – «Лазерный мститель») на «Хаммеры» и намерены использовать их против беспилотных летательных аппаратов. Занимается этим делом компания «Боинг». То есть, сперва на беспилотники, как я понял, не замахивались – хотели использовать лазеры для безопасного удалённого уничтожения неразорвавшихся бомб и снарядов. Но, конечно, с точки зрения затрат это было бы как из пушки по воробьям. В конце концов, расстреливают же сейчас эти бомбы из водомётов или просто из стрелкового оружия. Понятно было, что постепенно разинут рот на что-то большее. Вот и случилось. Теперь, значит, дело лазера – защищать войска от беспилотников. Увеличили мощность до одного киловатта, улучшили систему наведения – и вперёд.       

Денис Яцутко, 7 мая 2009 года14 комментариев

Противовоздушные шары

Заградительные аэростаты Mk-VII на подступах к ЛондонуВторая мировая война стала испытательным полигоном для многих изобретений и существенно продвинула вперёд всякоразные технологии. В области одной только авиации рывок произошёл колоссальный. Сравните довоенные самолёты и послевоенные – земля, извините за каламбур, и небо. И даже немного удивительно, что против авиации, против этого динамично развивавшегося технологичного рода войск почти все воюющие стороны использовали изобретение XVIII века – аэростаты. Однако факт – использовали. Конечно, аэростат не истребитель и представить себе воздушный бой, в котором с одной стороны участвует самолёт, а с другой, грубо говоря, воздушный шар, затруднительно. То есть, представить можно, если с фантазией порядок, но в реальности таких боёв не было, если не считать расстрелов самолётами аэростатов наблюдения и их пилотов. Аэростаты заграждения можно сравнить не с боевыми машинами, а скорее с морскими якорными минами. Как и те, они были заякорены и плавали, правда, не в воде, а воздухе, ожидая, когда враг сам на них натолкнётся. Вопрос: зачем ему, врагу, это делать? Он что – слепой? Нет, не слепой, но смотрите: чтобы точно отбомбиться по цели, бомбардировщикам приходилось лететь невысоко. Так и цель лучше видно, и бомбу направить проще – с большой высоты попасть бомбой в цель было в то время довольно сложно. А на самой удобной для бомбометания высоте – целый лес этих самых чёртовых аэростатов. Вот и приходилось лётчикам выбирать – либо подниматься совсем высоко и бомбить как попало, либо, пытаясь отбомбиться-таки прицельно с правильной высоты, рисковать зацепиться за аэростат или его трос и погибнуть.       

Денис Яцутко, 3 мая 2009 года8 комментариев

Дяди с большими ушами

Акустический локаторДля древних греков сова была персонификацией мудрости. Почему? Потому что эта птица очень хорошо слышит и видит. А мудрость – это в первую очередь наблюдательность. Ведь кто такой мудрый человек? По крайней мере, для древних? Тот, кто адекватен среде, кто правильно реагирует на происходящее вокруг. А чтобы реагировать на что-то, это что-то надо замечать. В том числе слышать. Умение слышать других вообще полезно. Будете слышать жену – будете нормально жить в семье. Будете слышать начальника и коллег – успеете уволиться раньше, чем фирма успеет задолжать вам сто тыщ мильёнов рублей. Будете слышать ветер – получите эстетическое удовольствие. А услышите вовремя шум винтов бомбардировщиков – успеете спуститься в убежище и останетесь живы.

Беда людей однако в том, что слушать мы, как правило, не умеем. Ни друг друга, ни бомбардировщики. И внимание у нас рассеянное, и мозги вечно заняты не происходящим вокруг, а всякой выдуманной фигнёй, вроде морали и математики, и – самое главное – у нас с вами плохие уши. Маленькие у нас уши. И чувствительность слухового нерва такая, что летучим мышам смешно. И зайцам. Котам – и тем смешно. Но кое-что можно поправить. Можно, например, приложить к уху сложенную лодочкой ладонь. Мудрее от этого не стать, но слышно становится лучше. А если приложить что-то побольше?