ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail
Комментарии
Александра Яцутко
Прицел для трактора

Насекомые

Денис Яцутко, 18 сентября 2012 года6 комментариев

Управляемые насекомые

Радиоуправляемый тараканНе так давно мы тут все вместе восхищались правдоподобным роботом-колибри, способным выполнять функции малозаметного шпиона. Однако следует признать, что летающая вблизи мелкая птичка всё-таки может привлечь внимание, а робот-колибри хоть и похож на настоящего колибри, но всё же не копия. Но сделать совсем уж маленького и при этом подвижного, да желательно ещё и автономного в плане питания робота – это сегодня пока что совсем сложно. Поэтому исследователи всё чаще обращают свои взоры в сторону тех, кто максимально похож на то, что у них, в идеале, должно получиться. В сторону насекомых. Так, учёные из iBionicS Lab исследовательской группы BoRG Университета штата Северная Каролина решили, что совершенно незачем создавать искусственных насекомых – гораздо полезнее научиться управлять живыми (да, управляют же ими грибы!). В конце концов, с ними уже поработали тысячи лет эволюции: насекомые подвижны, малы, самостоятельно питаются, а их нервная система при этом настолько проста, что, грубо говоря, бери да управляй, и нечего огород городить. А шпионско-диверсионные способности насекомых описаны ещё в русских былинах и в сказках Пушкина. Правда, если кто в детстве или по энтомологическим надобностям протыкал швейной или тем более цыганской иглой грудку жука или бабочки, знает, что насекомые весьма бурно реагируют на, так сказать, внедрение чужеродных предметов в свои нервные центры: беспорядочно машут всем, что у них есть, а то и подыхают. В лаборатории, конечно, всё это можно сделать аккуратнее, но всё же надо понимать, что внедрить электроды для передачи управляющих импульсов в нервную систему взрослого насекомого, значит, повредить эту систему, сделать насекомое дёрганым калекой.

Понимая это, чуваки из iBionicS Lab поступают следующим образом: они имплантируют электроды из специально разработанных материалов, не отторгаемых организмом насекомого, на стадии ранней куколки, когда животное находится в своего рода анабиозе, его нервная система уснула и готовится радикально измениться. Неглубокое проникновение в неё маленьких электродов становится лишь буквой, в начисто переписываемой книге насекомой метаморфозы. Пока куколка постепенно становится имаго, электроды буквально врастают в ткань нервного узла, становясь, таким образом, для переродившегося организма уже не чужеродным предметом, а чем-то будто бы изначально присущим. А исследователям ровно это и нужно.       

Александра Яцутко, 30 августа 2011 года18 комментариев

Голиафы

Лягушка-голиаф (Conraua Goliath)Однажды филистимлянский (был в приморской части Палестины такой древний народ) воин по имени Голиаф – исполинская шпала ростом 2,89 метра с доспехами весом с полсотни килограммов – проиграл в поединке Давиду, который позже стал царём Иудеи и Израиля, а тогда был щуплым шкетом без доспехов и почти без оружия. А всё потому, что, каким бы ни был великан злым и сильным, до противника ещё дотянуться надо, а юркий Давид, не будь дурак, метнул из пращи булыжник, попал куда надо и вышел победителем.

Ветхий Завет, Первая книга Царств, 17:49-51:

И опустил Давид руку свою в сумку и взял оттуда камень, и бросил из пращи и поразил Филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицем на землю. Так одолел Давид Филистимлянина пращею и камнем, и поразил Филистимлянина и убил его; меча же не было в руках Давида. Тогда Давид подбежал и, наступив на Филистимлянина, взял меч его и вынул его из ножен, ударил его и отсек им голову его; Филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали.

Праща – это холодное метательное оружие, крайне популярное в древности. Такая штука, чтобы удлинить рычаг руки и подальше забросить камень. Самая простая праща – ложкообразная – деревянная ложка с длинной ручкой. Ещё была праща-трость – расщеплённая палка, в расщеп которой вкладывался камешек. Из простой пращи обычно метали с замахом из-за спины. Более удобная ремённая праща сначала представляла собой сложенный вдвое кожаный ремень, в место перегиба которого вкладывался камень – такую пращу раскручивали над головой. Потом конструкция усложнялась: стали отдельно изготавливать ложе для снаряда, иногда с углублением, чтобы лучше фиксировать положение камня; иногда с одного конца добавляли петлю для более удобного удержания пращи при выпускании из неё камня. Потом придумали пращу-бич – в ней были и палка (её держали в руке), и ремень (в нём был камень). Отличная, в общем, штука. От пращи не только катапульты с рогатками, но и вообще всё стрелковое оружие произошло, включая межконтинентальные ракеты.

Казалось бы, при чём тут лягушка?       

Денис Яцутко, 22 ноября 2010 года13 комментариев

Корыто пчёл

Дикая одиночная пчела в половинке зимовочной капсулыВчера внезапно обнаружили в корыте с песком для разных строительно-хозяйственных нужд целую колонию зазимовавших одиночных диких земляных пчёл. Выбирая песок для цементного раствора, сперва заметили странные каверны-капсулы, а после и спящих в них насекомых. Не все знают, но одомашенная медоносная пчела, живущая в ульях большими роями, далеко не единственная и даже не самая часто встречающаяся среди пчёл, опыляющих цветы в наших садах. Дикие общественные и – особенно – одиночные пчёлы вносят в дело опыления растений весомый вклад. Живут одиночные пчёлы в норках, которые роют в земле, в песке, проделывают в гнилых пнях, в стенах ветхих построек. Зимуют многие из них в капсулах, которые устраивают в том же песке или земле, зарываясь и укрепляя стенки слюной. Хотя сообществ, подобных рою или муравейнику (с распределением обязанностей, общими детьми и обобществлённым продуктом труда), одиночные пчёлы и не образуют, селятся и устраиваются на зимовку они часто неподалёку друг от друга. Эдакими колониями индивидуалистов – не колхоз, а множество хуторков.

Вот такую колонию анархисток мы нечаянно и раскопали. На дворе было пасмурно, никакого света, а потому, пока раскопанные зимовщицы не вышли из анабиоза, мы быстро щёлкнули пару раз корыто с песком, а потом схватили нескольких несчастных и, затащив их в кабинет, сфотографировали под настольной лампой.       

Хреновина.net, 16 ноября 2010 года11 комментариев

Таракановодитель

Изумрудная тараканья оса ведёт тараканаНе так давно мы писали о грибах, которые будто бы зомбируют муравьёв. Наша сегодняшняя героиня – гипнотизирует тараканов. Изумрудная тараканья оса (Ampulex compressa) нападает на таракана, кусает его, после чего этот всеобщий домашний любимец не погибает, но теряет возможность самостоятельно передвигаться. Так сказать, теряет волю к движению. Тогда оса берёт его за усики и ведёт к себе в норку. Не несёт, а именно ведёт. Очень грамотно с её стороны: нечего на себе всякие тяжести таскать – пусть сами ходят.

В осиной норке таракан остаётся живым и неподвижным ещё долго, пока его не начнут есть осиные детки-личинки.       

Хреновина.net, 25 августа 2010 года28 комментариев

Разумные грибы с Юггота

Гриб-кордицепс на голове муравьяВсе грибы родом с Юггота, Янтарного Гугона или, в крайнем случае, являются радиоволной, направленной из Мексики. Мужской член – тоже, как известно, бывший гриб. Некоторые наивно полагают, что грибы – растения. Это не просто заблуждение, назвать запредельную инопланетную сущность растением – бред, заставляющий задуматься о грибах, управляющих мозгом сказавшего. Растение (например, морковка) на фоне гриба – почти человек и гражданин Российской Федерации, а также друг, товарищ и брат. А вот грибы... Но даже среди грибов есть особенно инфернальные и сатанинские упыри. Это кордицепсы и другие гипокрейные, паразитирующие на членистоногих. А самый среди оных мозгоубийственный – Ophiocordyceps unilateralis. Это гриб, растущий на голове муравья. На картинке в начале записи именно он. Про него по интернетам бродят страшные легенды.       

Денис Яцутко, 2 августа 2010 года12 комментариев

Хищные бусины

Стрекоза с личинками клещей-краснотелок на крыльяхВ субботу мне совершенно случайно попалась в объектив стрекоза с крыльями, усеянными мелкими красными бусинками. Получившееся фото вы видите в начале этой записи, можете щёлкнуть по нему мышкой, чтобы загрузить вариант покрупнее и всё как следует рассмотреть. Бусинки были похожи на яйца какого-нибудь насекомого, но какого? Наездники обычно откладывают яйцо внутрь насекомого, а не на крылья. Да и стрекоза – слишком стремительный хищник. Не гусеница какая-нибудь всё-таки. Представьте только осу-наездника, оседлавшую живую стрекозу и методично раскладывающую по плоскости её крыльев свои яйца. Чушь? Чушь. В общем, стало интересно, что же это за хреновина такая. Полез по интернетам искать. Нашёл.       

Хреновина.net, 4 января 2010 года6 комментариев

И чистых слёз испить…

Пить слёзы спящих птиц – звучит поэтичнейше. Тем не менее, это превесьма обыденное занятие для мотылька Lobocraspis griseifusa. Живёт эта бабочка на Мадагаскаре. То, что птицы, засыпая, закрывают глаза и не склонны плакать во сне, ей не мешает – она просовывает свой хоботок меж птичьих век, раздражает слизистую глаза (хоботок специально предназначен для этого – на его конце есть острые зазубрины), из-за этого у птиц выделяются слёзы – и мотылёк их пьёт. Какие-то, видимо, вещества, содержащиеся в слезах, его привлекают. Что там есть? Вода, какие-то соли, следы белка... Нормальный такой коктейль, для мотылька.       

Денис Яцутко, 23 июля 2009 года7 комментариев

Робот в поисках самки

Робот, управляемый головой молиНасекомые и другие членистоногие очень похожи на роботов. Вернее – это роботы со своими жёсткими корпусами, членистыми телами и примитивным набором функций похожи на насекомых. Само собой, создатели роботов часто обращаются к насекомым (а не только к крысам) как к источнику вдохновения и стремятся наделить свои создания хотя бы такими возможностями, какие есть у самых примитивных шестиногих живых существ. Но пока даже самая тупая обнюхавшаяся нафталину моль умнее самого умного робота – в том смысле, что она, как минимум, автономна и не станет париться, выбирая между двумя одинаковыми шерстяными пиджаками. И с обонянием у неё всё, мягко говоря, нормальненько. И вся её программа при этом умещается (если забыть о её половой клетке и говорить только о взрослой моли) и работает в крохотной церебральной гангнлии, которую и мозгом-то назвать язык не поворачивается. Создать центральный чип такого же размера и такой же функциональности учёные пока даже мечтать побаиваются. Зато их от души прёт на тему сопрячь коня и трепетную лань, то есть соединить в одном механизме с одной стороны механику с электроникой, а с другой – что-нибудь живое, желательно мозг. С серьёзными мозгами пока сложно. То есть, можно использовать, например, мозг крысы, но что толку в том, когда механизмы его работы как следует не изучены? Мозг млекопитающего – сложнейшая штуковина, использовать его, чтобы тупо рулить парой колёс вправо-влево (не сочтите за наезд на байкеров), – это, извините за банальное сравнение, всё равно что на халтурку по созданию альбома фоточек выпускников средней школы для дебилов идти с дорогущим хассельбладом и двумя камазами студийного света. Можно, но незачем. Головной отросток нервной системы насекомого – вот идеальный мозг для несложного робота. По крайней мере – на этапе начального накопления знаний по чипованию всего что движется и мозгованию железяк. Именно так рассудили ребята из Tokyo University's Research Center for Advanced Science (переводим: Исследовательский центр Токийского университета... для продвинутой науки? Странновато звучит, да? Как это сказать по-русски? Центр передовых научных разработок?). Они взяли препарированную голову моли и заставили её управлять небольшим игрушечным автомобилем.       

Денис Яцутко, 3 июня 2009 года27 комментариев

Живые украшения

Джаред Голд. Украшения из живых мадагаскарских таракановЖуков часто сравнивают с брошками. Ювелирные изделия в виде насекомых, арахнидов и других членистоногих – давно общее место. Ну кто не видел, а то и не носил на себе брошь в виде жука или стрекозы, перстень с серебряным пауком, колечко с маленькой бабочкой из бирюзы? Если так сложилось, что вы ещё не видели, подойдите к любому ларьку, в котором торгуют дешёвым серебром, – там этого наверняка будет навалом. Посмотрите. Украшают люди себя и своё жильё и насекомыми, так сказать, естественного происхождения. У кого-то псевдодоисторическая муха в янтарной подвеске, у кого-то залитая прозрачным пластиком мёртвая жужелица на лацкане или серьги из мёртвых цикад, кто-то вешает на стену распятую под стеклом тропическую бабочку, а кто-то ставит на полку высушенного и залакированного гигантского жука-носорога. Все эти многоногие носители хитинового экзоскелета так сильно отличаются от всех хордовых, включая нас с вами, что иногда кажутся скорее машинами, чем живыми существами (мы писали о студии Insect Lab, художники которой подчёркивают сходство с машинами, напичкивая трупики жуков шестерёнками). Малообразованные люди часто отказывают насекомым (к которым, за компанию, причисляют и паукообразных с многоножками) даже в том, чтобы именовать их животными. Так и говорят: «Животные и насекомые». Животные для них те, у кого шерсть и четыре ноги. А насекомые – инопланетяне, чужаки, эволюционные враги и вообще гадость. Ксенофобия большинства, таким образом, делает насекомых ещё более интересными для тех, кто любит, чтобы не как у людей, для тех, кто считает себя тонким эстетом или просто склонен к эпатажу. Правда, бывают настолько красивые насекомые, что даже самые брезгливые ксенофобы не скрывают своего при их виде восхищения. Например, когда я в детстве ловил золотистую бронзовку, сажал её себе на одежду и так ходил, пока она не улетит, я слышал об этом жуке много хороших слов даже от тех, кто обычно насекомых боялся и ненавидел. «Какой красивый жук! – говорили они, – Не то что какие-нибудь мерзкие тараканы!» Тараканы. Ну да. Видимо, именно распространённая нелюбовь к этим домашним обитателям заставила в 2006 году американского дизайнера Джареда Голда использовать живых мадагаскарских тараканов для создания коллекции гламурных аксессуаров. Он украшал тараканов стразами (см. первую картинку) и продавал по 40-80 долларов.       

Александра Яцутко, 28 марта 2009 года8 комментариев

Насекомоядие

Giant Hornet`s Honey. Гигантский шершень в медуЕсли вам хочется почувствовать себя древним человеком, австралийским аборигеном или просто кем-нибудь насекомоядным, английский магазин Edible – то, что вам нужно. Название (в переводе – «съедобный») говорит само за себя. Они собирают необычные, но съедобные штуки со всего мира и продают их всем желающим. Вот, например, на картинке слева – Giant Hornet`s Honey, гигантский японский шершень в меду. Этот вид шершня – самая большая оса в мире, и в нём есть какие-то особые ферменты: считается, что их употребление повышает тонус и придаёт сил. Мёд в баночке как раз впитывает ферменты из насекомого и становится жидким и ароматным. На вкус – как будто его смешали с бренди. Делает медового шершня какая-то старушка с острова Кюсю. А купить баночку можно за 22 фунта стерлингов.