ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail
Комментарии
Денис Яцутко

Литьё

Денис Яцутко, 13 мая 2010 года8 комментариев

Les Voyageurs

Бруно Каталано. Альфредо (из серии «Путешественники»)Является ли характерная для современного искусства серийность его достоинством? То и дело попадают в поле зрения художники, схватившие один удачный приём и эксплуатирующие его после этого до потери пульса, до полного стирания новизны и превращения гениальной находки в скучную или даже раздражающую «визитную карточку». Выпячивают один яркий приём и выдают его за манеру, за индивидуальность. Ладно ещё, когда это что-то совсем простое, вроде рисунка гелевой ручкой на питом чайном пакетике. Одним таким никого не удивишь, а вот расставив их несколько тысяч – другое дело, зрителя берёт количество. «Ух, как дофига!» – ахает зритель. Но если произведение и само по себе заметное, и некий новаторский приём в нём использован в самом деле интересный, зачем это тиражировать? В конце концов, устойчивое сочетание «Выйти в тираж» всё ещё означает – потерять уникальность, уважение, качество, стать стандартным. По-хорошему, подлинному художнику следовало бы непрестанно искать и новые объекты для творческой интерпретации, и новые способы последней. И чураться тиражности, как граверы прошлого, уничтожавшие доску после пяти-шести оттисков. К чему это я всё? К скульптурной серии «Путешественники» (Les Voyageurs) Бруно Каталано (Bruno Catalano). На открывающей картинке деталь одной из скульптур этой серии.       

Хреновина.net, 13 апреля 2010 года2 комментария

Кресты Катанги

Катангский крестКатанга – область на юге Конго. Бельгийский исследователь Жюль Корнэ в конце XIX века назвал этот регион «геологической сенсацией»: в Катанге просто невероятно много меди и других полезных ископаемых. Но знаменита она в первую очередь не этим, а своими традиционными деньгами – тяжелыми крестообразными медными слитками. В мире эти слитки известны как катангские кресты, а в самой Катанге их называют ханда. Такие деньги имели хождение в регионе с XVI века и до колонизации Бельгией. Удобно, конечно: при необходимости такую монетку легко метнуть в голову несговорчивому продавцу или покупателю. При весе в 500-600 граммов это опасное оружие. Правда, много полукилограммовых монет с собой не потаскаешь, но много и не надо было: одного-двух медных крестов хватало, чтобы купить еды на всю семью на несколько дней.       

Денис Яцутко, 7 марта 2010 года19 комментариев

Большие деньги

Yap Stone MoneyБывают лёгкие деньги, а бывают тяжёлые. В том числе буквально. Например, раи и ренг – традиционные деньги островов Яп, входящих в состав Федеративных Штатов Микронезии. Это огромные – до четырёх метров в диаметре – каменные кольца, привезённые в незапамятные времена с островов Палау (на самих Яп просто негде взять столько камня). Островитяне используют эти камешки в качестве расчётного средства не менее двух тысяч лет. Правда, сегодня для повседневных бытовых расчётов они чаще пользуются американскими долларами и американским же пивом Budweiser, но серьёзные платежи – покупка недвижимости, скота, уплата выкупа за невесту – по-прежнему совершаются путём смены владельцев каменных кругляков. Да, сегодня каменные деньги никуда особенно не носят (всё-таки самые тяжелые из них весят до четырёх тонн). Поскольку каменных денег на островах Яп относительно немного – всего около 6800 штук – жители прекрасно знают, кому какой из них принадлежит, и камни переходят из, фигурально выражаясь, кармана в карман, не покидая мест своей столетней дислокации.       

Денис Яцутко, 26 декабря 2009 года8 комментариев

Потеряться во сне

Не уметь найти выход из сновидения – одно из самых странных состояний, которые мне приходилось испытывать. Сновидения и сами по себе бывают престранными (те из них, которые не забываются после пробуждения, я стараюсь записывать), но когда начинаешь просыпаться из сновидения в сновидение и никак не можешь проснуться по-настоящему, пробудиться и оказаться в нужной, родной реальности, это пугает и восхищает одновременно. Эдакий, знаете, восторг на грани смерти. А может быть даже уже за её гранью: в таком сновидении невозможно ручаться, жив ты ещё или это уже последние секунды агонии мозга в почти мёртвом теле. Есть очень страшный анимационный фильм Ричарда Линклейтера о подобном состоянии человека. Называется «Пробуждение жизни» (Waking Life). Правда, смотреть его рекомендую только тем, кто способен слушать много длинных монологов, преимущественно – людям с гуманитарным образованием (хотя, конечно, не только). То есть, поясню, этот фильм не всякий осилит. Если, например, вы ждёте непременного динамичного действия, «Пробуждение жизни» не для вас.

Да, а вспомнил я обо всём этом, потому что увидел фото бронзовой статуэтки американского художника Джеймса Кристенсена (James C. Christensen), которое и вы можете наблюдать. Статуэтка называется Sleeper Lost in Dreams – «Спящая, потерявшаяся в сновидении».       

Денис Яцутко, 5 декабря 2009 года9 комментариев

Кто любит Троицу?

Александр Косолапов. Скульптура Hero, Leader, GodНа картинке три идола. Во всех смыслах. Три изваяния и три поп-звезды. Постмодернистская Троица. Если точнее, советская постмодернистская Троица. Потому что Ленин. Нынешняя отечественная молодёжь уже и не знает, кто это. Для них что Ленин, что Высоцкий времён бородатости, что, например,Тургенев с Некрасовым – всё одно лицо. Впрочем, они и Микки Мауса с Христом не признают. Потому что это не Наруто, не Гандам и не черепашки-нинзя. Интересно, узнают ли Ленина какие-нибудь парижские арабы или берлинские турки? Хотя пофиг на них. Для тех, чей мозг укоренён в прошлом хотя бы на пару десятков лет, всё это адское тримордие (от санскритского слова «Тримурти», ага) легко читается. Впрочем, автор этой литой коммерческой иконы художник Александр Косолапов всё же уточнил роли изображённых фигур в её названии – «Герой, Вождь, Бог». Фактически, те самые «Бог, Царь и Герой», от которых нам, по версии одной некогда популярной песенки (ремарка для молодёжи: слушать второй куплет), не видать избавленья. Мда. В самом деле не видать. В том или ином воплощении они нагоняют всюду.       

Денис Яцутко, 22 октября 2009 года21 комментарий

Памятники сатане

Мария Левинская. Фонтан Адам и Ева, фрагментВ апреле 2008 года я внезапно обнаружил возле станции метро «Новокузнецкая» памятник сатане (см. фото слева). Вернее, это был фонтан, представляющий собой скульптурную группу из Адама, Евы и жизнерадостного змея (автор – скульптор Мария Левинская). Как мы знаем, ветхозаветного змея не сразу стали трактовать как воплощение диавола, но, тем не менее, среди ныне бытующих интерпретаций «Змей есть сатана» – главная и самая известная. Выходит, что посреди исторического центра Первопрестольной Нерезиновой впендюрили памятник Первому Революционеру. И не побиваемому святым Егорием, а весело катающему на себе мифических первопредков человечества. Казалось бы – ну и что? Мне – ничего, я атеист. А вот, интересно, как смотрят на этот фонтанчик разного рода религиозные люди? Они ведь любят всюду видеть рога диавольские и, потирая ручки, сокрушаться, уличая власти, художников и всех на свете в приверженности злу.

Так или иначе, увидев тогда эту скульптуру, я решил написать коротенькую заметку о памятниках дьяволу. Решил – и благополучно отложил в долгий ящик. Не прошло и двух лет – я наткнулся в книге Жоржа Минуа «Дьявол» на упоминание других скульптурных портретов Ацкого Сотоны, что и послужило причиной моего возвращения к теме. Итак...       

Денис Яцутко, 8 июля 2008 года1 комментарий

Оралом надежнее

Вучетич. Мечи на оралаПеред зданием ООН в Нью-Йорке стоит известная скульптура Вучетича «Перекуём мечи на орала». А в Москве, перед зданием ЦДХ, стоит её копия. Каждый раз, проходя мимо этой копии, я вспоминаю сказку современного русского писателя Сергея Георгиева из его цикла «Запахи миндаля». Если коротко, там разбойник спрашивает у крестьянина, почему того все уважают, а его, разбойника, ненавидят и боятся. «Потому что я зарабатываю на жизнь мотыгой, а ты ножом», – ответил крестьянин. Разбойник пораскинул мозгами и попросил крестьянина одолжить ему до утра мотыгу. Утром, возвращая инструмент крестьянину, он сообщил, что, по правде говоря, не заметил никакой разницы.

А ещё это произведение монументального искусства напоминает о таких эпических героях, как русский былинный оратай Микула Селянинович и истинный ариец Баларама. Один из эпитетов Баларамы – Халаюдха. В переводе с санскрита – вооруженный плугом. И я не припоминаю ни одного упоминания о том, чтобы он этим плугом что-то пахал. Нет – он им избивает врагов на поле брани. Только представьте – засветить кому-нибудь плугом...