ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail
Комментарии
Александра Яцутко
Скамейка для терпящих бедствие

Интерьеры офисов и публичных пространств

Денис Яцутко, 29 января 2013 года4 комментария

Как правильно закрыть клинику

Интерьер старого здания Массачусетского Центра психического здоровья (MMHC)В ноябре 2003 года был закрыт Массачусетский Центр психического здоровья – бывший Бостонский психопатический госпиталь, построенный аж в дремучем 1912-м году. Персонал, больных и оборудование перевели в Lemuel Shattuck Hospital до 2012 года, когда для Центра выстроили новое современное здание по-соседству с местом, где стояло старое. А старое в 2009-м полностью снесли. Теперь Центр работает почти в том же самом месте, где и работал девять десятилетий. Однако старых стен больше нет, стен, в которых много лет работали и лечились сотни и тысячи людей. Чтобы запечатлеть эти стены для истории, для, так сказать, памяти потомков, сразу после выезда Центра из старого здания было решено создать мемориал этого места. И не просто серию информационных досок с фотографиями и краткими историческими справками, а нечто такое, что передавало бы саму суть многолетней работы этого заведения, цепляло бы за живое. Для осуществления этого весьма расплывчатого замысла, сводимого, если коротко к «хотим, чтобы было хорошо», Центр пригласил художника и дизайнера Анну Шулайт (Anna Schuleit). Анна попросила выделить ей офис, неделю занималась там сама с собой мозговым штурмом, потом вышла и сказала: «Мне нужно двадцать восемь тысяч цветов в горшках и кадках». Двадцать восемь тысяч цветов! Представляете себе?

Цветы привозили на грузовиках в течение нескольких дней. Каждый цветок, чтобы он остался цветком, а не превратился в вялый или сухой веник, надо было немедленно полить. Вы пробовали полить 28000 цветов? Непростое дело. Анне помогали в этом восемьдесят волонтёров. Они же помогли расставить цветы по этажам, коридорам и кабинетам. То, что вышло в итоге, назвали проектом Bloom – «Цветение».       

Денис Яцутко, 10 октября 2012 года1 комментарий

Дети в витрине

Архитектурная студия Cornelius + Vöge. Детско-юношеский центрАрхитектурная студия Cornelius + Vöge построила в одной датской рыбацкой деревне прекрасный детско-юношеский центр. Заметив, что самое часто встречающееся строение на окраине селения – это обитый красным (а то и просто ржавым) кровельным железом деревянный рыбацкий сарайчик, архитекторы решили, так сказать, не нарушать ансамбля и при проектировании и строительстве детского центра придерживались тех же материалов. Теперь внутри там сплошное дерево, а снаружи центр полностью обит красным металлическим профнастилом. В нём есть зал для подвижных игр, есть разные классы-комнаты поменьше, но самое главное – комнатка-консоль с большинм окном, похожая то ли на аквариум, то ли на витрину. В ней можно просто сидеть, лежать, можно играть в настольные игры (в которые в детстве обычно все играют на полу), можно разговаривать, смотреть в окно, а можно просто получать удовольстивие от нахождения в уютном закутке. Дети ведь вообще любят всякие ограниченные объёмы: они им и по размеру подходят, и проще для психологического освоения. Маленький закуток детям проще представить как «наше место», чем огромный игровой зал. Да и вообще, валяться в витрине – это клёво. Я вот на днях проходил в центре Москвы мимо одного магазина пряжи – так там в витрине лежит мужчина и вяжет на спицах. И по всему видно – он чрезвычайно доволен собой. Так он взрослый. Что уж говорить о детях. А ещё в такой нише с большим стеклом приятно представлять себя пассажиром гигантского подводного корабля. Особенно в дождь. Или даже корабля космического – в любое время.       

Хреновина.net, 15 августа 2012 года2 комментария

Вход только в белых тапочках

Бар Вечность в ТрускавцеО комнате в отеле с гробами вместо кроватей и кушетке-домовине мы уже рассказывали. А недавно наткнулись на фотки вот этого замечательного бара в Трускавце. Он называется «Вiчнiсть». То есть «Вечность». Бар открылся ещё летом 2008 года. Открыл его владелец одноимённой фирмы ритуальных услуг и, якобы, моментально огрёб неприятностей от городских властей, не пожелавших видеть на улицах своего города гроб. А бар «Вечность», как вы, наверное, видите, представляет собой именно гроб: 20 метров в длину, по 6 метров в ширину и в высоту. На создание гроба для выпивающих ушло 30 кубических метров древесины. В меню бара входили салаты «9 дней» и «40 дней», бутерброды «Прощальные» и сало с чесноком «Встретимся в раю». Интересно, кстати, почему не в аду? Чревоугодие же. А также гортанобесие.

И вот вроде как автор идеи и владелец этого самого бара-гроба Степан Пиряник не собирался бороться с властями и был готов бар закрыть, так как свою рекламную функцию последний уже выполнил, а боле и незачем. И вот я протестую. Как это – незачем? Как же мир без такого замечательного жизнеутверждающего архитектурного произведения? Есть среди наших читателей кто из Трускавца? Как там? Стоит ли ещё гроб? Висит ли ещё у входа табличка «Вход только в белых тапочках»?       

Александра Яцутко, 13 августа 2012 года7 комментариев

Кафе для взрослых и детей «АндерСон»

Интерьер кафе «АндерСон»Несколько недель назад мы, гуляя по Соколу, случайно зашли в кафе «АндерСон». Место оказалось настолько прекрасным и клёвым, что мы захотели обязательно о нём написать. На днях состоялось мероприятие по официальному открытию этого кафе (до того оно принимало посетителей, но не всё ещё было доделано), нас туда пригласили, и мы с радостью приняли приглашение, чтобы рассказать вам подробнее об этом замечательном месте.

Отличительная черта «АндерСона» – стремление создать пространство, одинаково удобное и комфортное и для детей, и для их родителей, и для посетителей без детей. В кафе целых 4 этажа и ещё довольно большой огороженный забором участок – места немало и огромная его часть отдана детям. А ещё там очень красиво и приятно. Услугами дизайнеров пользовались разово и эпизодически, всю основную работу по оформлению кафе выполняли сами сотрудники в соответствии с собственным вкусом. И надо сказать, что вкус у них отменный: всё – от люстр и занавесок до посуды и стенных украшений – сделано и подобрано очень стильно, тщательно и аккуратно. Любовь к деталям, внимание к удобству посетителей и приятные сочетания цветов бросаются в глаза сразу, стоит буквально переступить порог.       

Скамейка-акула в БангкокеКогда тебе двадцать или двадцать пять, ты идёшь по городу, а на скамейке, сверкая коленками, сидит одинокая девушка, её, бывает, невыносимо хочется спасти. От одиночества. Хотя бы на один вечер. Однако случаются такие обстоятельства, когда привлекательности самой девушки мало, когда трогательная беззащитность её озябших коленок не трогает. Например, потому что ты устал на работе или на лекциях. Или потому что голова занята дипломной работой. Или ты вчера уже спас другую девушку и пока вполне наслаждаешься её трепетной благодарностью. В такой ситуации, конечно, всё равно скользнёшь взглядом по изгибам прекрасных ног, но в ответ в голове может и не включиться какое-нибудь «ждёте кого или так гуляете?» Так и останется несчастная погибать. До следующего спасателя. А то даже так потом и пойдёт к себе в общежитие, одна вдоль по улице ледяной. Но только если скамейка, на которой она погибала, обычная. А вот такое сооружение, как запечатлено на открывающем эту запись фото, может существенно повысить шансы несчастной. Эта штука – скамейка в торговом центре в Бангкоке. У неё укорочены левые ножки, а со спинки на неё нападает, взломав пол, огромная зубастая акула. Она скульптура, конечно, но опоясанный по краю большими зубами глубокий красный зев выглядит вполне жутко. С такой скамейки захочется спасти не то что девушку – даже бабушку. Даже робота-полицейского. Даже депутата какого-нибудь.       

Александра Яцутко, 13 июня 2012 года4 комментария

Монументальная ночь в метро

Дейнека. Мозаичный плафон «Пловцы прыгают» на станции московского метро «Маяковская» Станция метро «Маяковская» – одна из самых красивых в Москве. Она была построена в 1937—1938 годах, и её архитектор – Алексей Душкин – придумал украсить потолок мозаичными плафонами. Для их изготовления пригласили Александра Дейнеку, гениального и к тому времени уже всемирно известного советского графика и скульптора. Это, кстати, был первый опыт использования техники мозаики в советском официозном искусстве.

В акте приёмки от 28 июня 1938 года мозаичные плафоны были признаны «исполненными с технической стороны вполне удовлетворительно, а с художественной стороны во всём согласно оригиналам». Сам Дейнека был не очень доволен архитектурным решением станции: он считал, что купола слишком мелкие и находятся слишком глубоко, а масштабы картин малы для высоты, на которой они висят. И двойной купол ещё сильнее скрывает плафоны, увидеть которые можно почти только в зените. Дейнека хотел, чтоб мозаика была видна с перрона и хорошо просматривалась в сводах между колоннами.

Но, на самом деле, даже несмотря на то, что малая заметность мозаики лишает её какого-то количества потенциальных зрителей, получившееся архитектурное решение всё равно крутое: плафоны похожи на высокие окна в небо. Если вы бывали на «Маяковской» и не видели мозаики, в следующий раз обязательно поднимите голову и посмотрите. Впрочем, если бывали и видели, всё равно поднимите. Потому что эти мозаичные плафоны прекрасны.       

Обои для облизывания в лондонском лифтеМаркетологи агентства Mischief PR, раздумывая над очередной рекламной компанией кондитерской компании McVitie's Jaffa Cakes, не накреативили ничего лучше, как сделать «обои для облизывания», покрытые печеньями с фирменным логотипом, и оклеить ими стены лифта в офисном здании в центре Лондона. На обои ушло 1325 печений. И их вроде как в самом деле облизывают пассажиры лифта. Если это правда, у тех, кто это делает, напрочь отсутствует межушный нервный узел, именуемый также головным мозгом. Ну, потому что это лифт, чёрт побери. В нём ездят сотни, если не тысячи людей. Даже если предположить, что идиотов среди них очень малая часть, у этой малой части тоже есть слюна, а в слюне – разнообразные микроорганизмы. Так что, облизывать эти рекламные обои – почти всё равно что лизать кнопки того же лифта или поручни в общественном транспорте. Ну, или икону в церкви целовать, например.

Мужчина на фото, как мы видим, опустился на четвереньки, чтобы лизнуть ближе к полу. Там, видимо, по его мнению, находятся печенья, которые с меньшей вероятностью уже кем-то облизаны, в отличие от тех, что приклеены на высоте человеческого роста. Очень умно, нечего сказать.       

The Upside DomeТе же чуваки, что соорудили в Лимбурге прозрачную церковь, – Питер-ян Гийс и Арно Ван Варенберг (Pieterjan Gijs и Arnout Van Vaerenbergh) – озаботились отсутствием купола в лёвенском храме Святого Михаила. Храм был серьёзно разрушен во время Второй Мировой, в 1944-м, а при реставрации в послевоенные годы ему сделали обычную скатную крышу, без купола. Гийс и Ван Варенберг сочли, что это непорядок, и удумали одарить одну из главных достопримечательностей Лёвена куполом. Но надстроить настоящий купол – мероприятие непростое. И наши герои решили обойтись малыми средствами – они подвесили под потолком храма ажурную конструкцию из цепей, напоминающую перевёрнутый купол. Назвали эту инсталляцию соответственно – The Upside Dome. Вероятно, эта штука должна походить на отражение утраченного купола или на воспоминание о нём, должна создавать у созерцающего её человека вообще какое-то представление о куполе, будить в сознании идею купола.        

Гостевой дом Ханг Нга, Далат, ВьетнамЭта дикая сказочная избушка называется «Гостевой дом Ханг Нга (Лунная вилла)» или «Crazy House». Она стоит во вьетнамском городе Далат. Такое необычное сооружение вдвойне необычно для Вьетнама: там привыкли к архитектуре более простой и «социалистической». Ну, или к традиционной дальневосточной – пагоды, слоны всякие. Это же строение вообще ни в какие рамки не вписывается. Автор «Сумасшедшего дома» – архитектор Данг Вьет Нга. Она училась в СССР, прожила здесь четырнадцать лет, защитила кандидатскую по архитектуре. Впрочем, с русским или советским зодчеством у её гостевого домика мало общего. Зато, если не знать подробностей, а просто посмотреть на фото, можно сразу подумать, что это что-то из Антонио Гауди: все эти волнистые, будто природного происхождения, поверхности, кривые линии, яркие краски – очень на него похоже.

Во Вьетнаме творчество госпожи Нга недолюбливают. Один из её предыдущих шедевров, говорят, даже был признан одновременно недостаточно социалистическим и недостаточно вьетнамским по облику и снесён к чёртовой бабушке за пожароопасность. Но «Crazy House» не трогают. Во-первых, даже самые унылые заседатели всяких народных советов видят, что это прекрасно. Во-вторых, отец Данг Вьет Нга был вторым главой вьетнамского социалистического государства после Хо Ши Мина, так что не всякий раз эту экстравагантную тётку можно взять голыми руками: связи, авторитет и всё такое. Кроме того, «Ханг Нга» привлекает в Далат туристов со всего мира, а туризм – это деньги.       

Хреновина.net, 29 октября 2010 года4 комментария

Завалилась комнатка на бок

Интерьер кафе-бара D'espresso, Нью-ЙоркРазные перевёртыши в интерьерах едва ли уместны дома. Потому что там, где живёшь, первые несколько дней будешь этим восхищаться или, напротив, приходить от этого в бешенство, а потом привыкнешь и перестанешь замечать. Ну, подумаешь, стол на потолке – всегда там висит, ничего особенного. А вот в публичных местах, не на работе, конечно, но в каких-нибудь кафе и других подобных заведениях, куда заходишь время от времени посидеть, отвлечься от обыденного, условно перевёрнутые элементы в интерьере очень даже к месту. Пространство сдвинуто? Ну, так мы и пришли сюда ровно потому, что здесь всё не очень похоже на офис.

Вся эта длинная преамбула – в честь интерьера кафе-бара D'espresso в Нью-Йорке. Внутри он подобен упавшей на бок библиотеке.