ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail
Комментарии

Иллюминации

Денис Яцутко, 24 июня 2013 года1 комментарий

Музыкальные качели

Часть городской светомузыкальной инсталляции 21 BalançoiresРомантики полагали музыку высочайшим из искусств. Реалисты же предпочитают прозу и реалистический кинематограф, почитая музыку искусством скорее второго плана. Обоснованы мнения первых и вторых одним и тем же фактом: при помощи музыки практически невозможно передать более или менее однозначно интерпретируемый знак. Музыка обращается к субъективности каждого, даже к шизоидности. Одна и та же мелодия кого-то заставит плакать от счастья, кого-то спать, иной пустится под неё в пляс, кто-то же останется равнодушен и неподвижен. Это свойство делает фигуры автора и исполнителя музыки несколько неудобными для её восприятия. Литература и фигуративная живопись приучили нас, что автор и исполнитель вроде как пытаются что-то нам сказать, что-то конкретное. Высказывание имеем интенцию, цель. А тут вроде бы человек издаёт не самые простые звуки – целый концерт Рахманинова – это же не просто так. Будь просто, он бы засмеялся, заплакал бы или чихнул. Но что сказать-то хочет? Конечно, я могу слушать музыку и прислушиваться к себе, к своему субъективному, исполнитель-то вот, передо мной, у него выражение лица, движения рук, я ощущаю попытку диалога, а полноценно участвовать в нём не могу. В общем, музыка – это такое искусство, из которого автора и исполнителя хочется устранить. Пусть будут звуки, но пусть не будет кого-то, кто будто бы что-то этими звуками выражает. Раз уж рецепция музыки шизофренична, вот и оставьте меня наедине с музыкой. И пусть она рождается как-то сама – из природы, из движения мира, а я буду слушать. Песню ветра. Музыку волн. Ещё интереснее включить реципиента, слушателя в само производство музыки. Но не как музыканта, а как участника движения мира. Мы слышим ведь собственное дыхание, звук шагов, стук клавиш компьютера. Скрип качелей. Но можно ли сказать, что мы играем музыку на качелях? Просто качаемся.

Во дворе моего детства были качели. Они висели металлическими петлями на металлической балке. Без подшипников. На них качались все подряд, петли перетирались, кто-нибудь падал и ушибался, неделю качели стояли покалеченные, потом приходил человек со сваркой и заваривал петлю. И они поскрипывали ещё месяц-другой. Правда, даже при такой вот конструкции заметно скрипели они не всегда. То есть, их вклад в музыку мира был слишком случаен и часто тих.

В Канаде вот тоже нашлись любители слушать мир. Но чтобы их качели не подводили качающихся остутствием звука, городская инсталляция 21 Balançoires (21 качели) устроена таким образом, что каждые качели – это ещё и электромузыкальный инструмент. Вы качаетесь – качели звучат. И хотя канадский профессор Люк-Ален Жиральдо и говорит, что, мол, смысл этого «коллективного инструмента» – сотрудничество, он, конечно, не прав. Потому что сотрудничество – это симфонический оркестр. А тут разве что совместная медитация. Скорее же отдых рядом. Соседствующие самокопания посредством весьма тонкого звука, производимого в мире довольно грубым движением индивидуальных тел.       

Денис Яцутко, 30 января 2013 года4 комментария

Избушка ледяная

Много бумажных пакетов с подкрашенной водойИз пустых пакетов от соков и прочих напитков можно много чего соорудить. Домохозяйка из канадского Эдмонтона Бриджит Бартон (Brigid Burton), приехавшая к ней на зимние каникулы из Новой Зеландии дочь Кэтлин Старри (Kathleen Starrie; не спрашивайте меня, почему у неё другая фамилия, – я не знаю) и бойфренд дочери Дэниэл Грей (Daniel Gray) придумали соорудить не собственно из пакетов, но с их помощью – иглу. Ударение на первый слог. Это такое традиционное эскимосское жилище. Они залили в пакеты подкрашенную воду и выставили их на мороз. Потом пакеты разрезали. Получилось много разноцветных полупрозрачных ледяных кирпичей. Собственно, после этого дело осталось за малым – взять и построить.       

Денис Яцутко, 15 февраля 2012 года1 комментарий

Мост танцующей радуги

Мост «Фонтан радуги» в СеулеРядом с плавучими островами, о которых мы недавно писали, через реку Хан, что в Сеуле, перекинулся потрясающий мост, названный «Фонтаном радуги» (반포대교, Пханпхо, Banpo Bridge). С обеих его сторон бьют ряды подсвеченных всеми цветами радуги струй воды. Это самый длинный фонтан в мире. Если считать только дину моста, выйдет 570 метров. Если каждую сторону отдельно – 1140.

К слову, и этот мост, и упоминавшиеся ранее острова, – часть длительного проекта, цель которого – сделать Сеул туристической меккой. Проект расчитан на 30 лет. То есть, предполагается, что за это время мир не провалится в кромешный кризис и сверхновый каменный век и что через 30 (или сколько там осталось?) лет ещё будут актуальны цветные фонтаны и международный туризм. Поразительный оптимизм, я бы сказал.       

MMOVСветовые шоу обычно требуют тонн аппаратуры, которую надо привезти, смонтировать, отстроить, а перед тем ещё соорудить для неё помост. Ну и, конечно, согласовывать всё это с городскими властями. Чуваки из иллюминационной команды Visual Drugstore сделали эти этапы необязательными – они создали MMOV, мультимедийный внедорожник. Это мощный грузовик, в кузове которого смонтирована крутейшая световая установка. Он может быстро перемещаться с места на место и приступать к иллюминации немедленно, едва остановившись, стоит только откинуть борт.

При этом речь, надо добавить, не просто о прожекторах со светофильтрами, MMOV может проецировать на стены не только эллиптические световые пятна. Устраиваемые с помощью этой машины световые представления – настоящее искусство. Свет не просто создаёт на вертикальных городских поверхностях яркие образы – он, кажется, изменяет структуру самих поверхностей.