ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail

Звукозапись

Денис Яцутко, 21 мая 2009 года2 комментария

Иерихонская пневмотруба

Хронофон Гомона, 1910 годШтука на картинке похожа на диджейский пульт в стиле ретро. Однако эта ассоциация навеяна реалиями последнего времени. Лет двадцать назад я бы сказал, что это, наверное, какая-то древняя реализация стереофонии. На самом деле, это и ни то, и ни другое. Это хронофон, или хрономегафон, – изобретение французского инженера, кинопрокатчика и кинопродюсера Леона Эрнеста Гомона (Léon Ernest Gaumont). Предназначено оно для звукового сопровождения фильмов. Одна тысяча девятьсот десятый год, между прочим, – эпоха взрывообразной научно-технической революции. «Хроно» – потому что звук синхронизируется с изображением. На уровне воспроизведения это достигается, как я понимаю, просто одновременным включением киноаппарата и вот этого агрегата. При записи всё было сложнее. Артисты в мастерских Гомона сначала напевали арии из опер на фонограф, сидя перед огромным рупором, а уже потом их снимали на плёнку, запустив запись голоса на воспроизведение. Они делали перед камерой красивые жесты и старались петь синхронно с собственной записью. А две пластинки на хронофоне нужны, чтобы иметь возможность озвучивать фильмы «длиннее двухсот футов». Это при проецировании на экран шестнадцати кадров в секунду. Какой был размер кадра, я не знаю. Как бы там ни было, одной граммофонной пластинки хватало только на довольно короткий фильм. Поэтому свой хронофон Гомон сделал из двух граммофонов. Но самое главное – хронофон был снабжён пневматическим усилителем звука, что позволяло «прокачать» аудиторию до 4000 человек. А чтобы не было скачков иглы по пластинке и потери времени на выставление её после этого в нужное место дорожки, игла плотно прижималась к пластинке – также с помощью пневматики.       

Денис Яцутко, 3 февраля 2009 года4 комментария

Спаситель памяти

Рипер аудиокассет PlusDeck Ex«Гедония», «Паравиола»... Говорят вам что-нибудь эти названия? Нет? И правильно. И не могут. Так назывались, кхе, музыкальные, если так можно выразиться, проекты, которые мы с товарищами записывали ещё на бытовые магнитофоны и распространяли среди друзей на кассетах МК-90. Пара-тройка таких кассет даже ещё сохранилась, наверное, у каждого из нас. Смешные и грустные подростково-юношеские стихи и песни, сумасшедшие амбиции, ясные голоса – с каждым днём мы вспоминаем это всё реже и помним всё хуже. А ещё у некоторых до сих пор валяются кассеты «тем самым квартирником» любимого исполнителя, «когда он ещё натурально жёг», например. И всё меньше надежды когда-нибудь это опять услышать. Оцифровать бы, оно понятно, но чем? Наши домашние магнитофоны (не у всех, но, скажем так, массово) давно вышли из строя и выброшены, а если ещё и пашут, надо же придумать им какой-то интерфейс с компьютером... в звуковуху, что ли, напрямую воткнуть? А дальше? В общем, лень. И, кажется, не стоит овчинка выделки: возиться со всеми этими проводами ради десятка сомнительного качества песенок, которые, переслушав, ещё постесняешься кому-то показывать... А того самого любимого исполнителя можно и на CD приобрести. И ничего, что не квартирник. Даже наоборот... Но вот натыкаешься в новостях на очередной рипер аудиокассет, как, вот, на картинке, и думаешь: «А, может, всё-таки купить вот такую штуку и цифрануть?» Штука на картинке – как раз такое устройство – рипер аудиокассет PlusDeck Ex. С ним не надо никакой мороки со скрещиванием коня и трепетной лани, т.е. старого магнитофона и нового компа. Просто втыкаешь эту штуку в USB, в штуку втыкаешь кассету, а на выходе получаешь готовые mp3. А для ретроманьяков, которые до сих пор, например, эксплуатируют свои кассетные магнитофоны, можно даже наоборот – писать звук с цифровых носителей на аудиокассеты. Дома и безо всякой мороки. Эх, сохранилось бы у меня хотя бы три десятка кассет, я бы такую штуку купил, а ради двух-трёх тратить триста баксов... Да и ставить эту дуру некуда. Может, со временем...       

Хреновина.net, 4 августа 2008 годаКомментировать

Доисторическое стерео

Blumen latheШтука на картинке – первый в мире стереорезак – the Blumlein lathe. Ужасно трогательная картинка, правда (там, кстати, хайрез через пару кликов)? Особенно умиляют два кирпича слева внизу. Оказывается (то есть, все, кому надо, это знали, конечно, но для нас – оказывается), некто Алан Блюмлейн, инженер-исследователь компании EMI, изобрёл стереозапись ещё в 1931 году. До сих пор расположение двух микрофонов при записи определенным образом (один над другим под углом 45°) называют Blumlein-style. Своё изобретение Блюмлейн назвал «бинауральной» записью. В 1933 он же снял первый в мире настоящий стереофонический фильм, а в 1934 сделал первую в мире стереофоническую запись оркестра: Лондонский филармонический под управлением сэра Томаса Бичема наиграл на микрофоны студии Abbey симфонию No. 41 до мажор Моцарта, известную также как «Юпитер». Были и другие записи. Например, вот – Die Walküre, Bruno Walter – бинауральная запись того самого 1934 года. В общем, всё работало, хоть и с подвешенными кирпичами. Однако компания EMI прикинула всё это к кошельку и решила, что коммерческой выгоды тут не жди. В итоге изобретение Блюмлейна начало широко применяться аж через 25 лет после того, как было сделано. Сам изобретатель к тому времени успел погибнуть – в 1942 году он разбился на самолете Halifax V9977 во время испытаний радара H2S. В качестве наследства потомкам Алан Блюмлейн оставил 128 патентов.

А недавно, если мы ничего не напутали в переводе, некто Роджер Бёрдсли отремастерил в цифре запись Лондонского филармонического 1934 года на студии Abbey. Ту самую, да. Убрал скрипы и т.п. Типа, позволил записи звучать так, как она должна была звучать по замыслу Блюмлейна. Надо полагать, скоро диск в магазинах появится. Как минимум – в английских.