ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
Хлеб всему голова, хреновина – всему синоним.
RSS Mail

Аппликация

Денис Яцутко, 11 февраля 2014 годаКомментировать

Болезнь как украшение

Megan Mitchel. Floral InfectionПосле публикации здесь у нас одной заметки про моду, на паре сторонних ресурсов стали обсуждать и даже осуждать макияж моделей, представлявших коллекцию Leutton Postle SS 2012. Дескать, похоже на кожные болезни. Ну, во-первых, конечно, не похоже. По мне, больше напоминает живопись. А во-вторых – ну, пусть даже похоже. Но зачем об этом говорить так, будто это что-то плохое? Позволю себе процитировать дедушку Аристотеля.

Мы с удовольствием смотрим на самые точные изображения того, на что в действительности смотреть неприятно, например, на изображения отвратительнейших зверей и трупов. Причиной этого служит то, что приобретать знания чрезвычайно приятно не только философам, но также и всем другим, только другие уделяют этому мало времени.

Люди получают удовольствие, рассматривая картины, потому что, глядя на них, можно учиться и соображать, что представляет каждый рисунок, например, — “это такой то”. А если раньше не случалось его видеть, то изображение доставит удовольствие не сходством, а отделкой, красками или чем-нибудь другим в таком роде.

Умный был чувак, что ни говори. Я бы, пожалуй, возразил только по двум пунктам: 1) отвратительных зверей не бывает, они все прекрасны; 2) на трупы в реальности смотреть может быть приятнее, чем на их изображения, во всяком случае – если нет сильного трупного запаха. Но, в общем, даже если созерцание чего-то в реальности может доставлять страдание наблюдателю, изображение этого – совсем другое дело: в нём появляются отстранение, обобщение, интерпретация, в нём видна работа авторского ума, авторского подсознания, социальных мифов. Фурункул говорит нам об одном, но изображение фурункула как произведение искусства несёт совершенно иное сообщение, далеко не столь однозначное. Даже сам фурункул, будучи помещённым в иной контекст, может смотреться уже не просто как фурункул, может приобретать дополнительные смыслы. Если вы читали «Дюну» Херберта, могли обратить внимание, что барон Владимир Харконен, тамошний персонаж, лелеял на своём лице выводок кожных болезней. Уж Бог знает – в качестве украшения или как домашних любимцев. Однако, зная о существовании таких способов украшения тела как шрамирование, татуировка и пирсинг, можно предположить, что рано или поздно реальностью станут и украшения, наносимые при помощи болезнетворных микроорганизмов. А пока любители просто делают бижутерию, похожую на различные язвы. И не так сомнительно и отдалённо, как вышеупомянутый макияж, а на самом деле. Вот, к примеру, работы Меган Митчел: надрезы, нарывы, кровоподтёки, сыпь.       

Хреновина.net, 19 декабря 2010 года4 комментария

Текстильная Австралия

Annemieke Mein. ЧайкиБольше двадцати оттенков белых, бежевых и коричневых ниток было использовано для того, чтобы крылья этих ссорящихся чаек выглядели так реалистично (картинка кликабельна). Их сделала Аннемиеке Мейн (Annemieke Mein) – одна из самых известных и признанных на сегодняшний день художников по текстилю. Она тщательно выбирает цвета, материалы (шёлк, шерсть, мех, войлок, хлопок, синтетические ткани, бисер, стеклярус) и технику (ручная и машинная вышивка, сшивание объёмных деталей, окрашивание, аппликация, отстрочка, драпировка, плетение) для каждой из своих работ и с фантастически поразительной детализацией воспроизводит в них дикую природу Австралии.

Аннемиеке родилась в Голландии в 1944 году. В возрасте семи лет она переехала с родителями в Австралию. У неё с детства были талант к рисованию и особый дар к кропотливой работе. Она освоила множество техник: шила и вышивала всеми способами, вязала крючком и спицами, пряла и ткала, плела макраме и кружева, работала с войлоком и кожей, занималась папье-маше и керамикой, лепила из глины, делала картины из птичьих перьев и бумагу ручной работы, восстанавливала старинную мебель. И всё время рисовала, не переставая внимательно наблюдать за поражающей её с самого детства природой Австралии. А в 1977-м Аннемиеке начала экспериментировать с текстилем и вышивать свои рисунки. По её собственному признанию, первые результаты были примитивными – в основном, просто вышитые картины, в том числе и нарисованные другими художниками. Но она очень быстро нашла свой стиль – уже в 1978 году выиграла свой первый конкурс и стала знаменитой.