ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
RSS Mail

2016 год

Денис Яцутко, 28 мая 2016 года4 комментария

Чтобы реже Господь замечал

Странный чувак в камуфлированной рясеОбратите внимание на чувака в камуфлированной рясе на открывающем фото (чтобы лучше рассмотреть, по фото можно кликнуть). Оценили? Ну, то есть, как по мне, большая часть происходящего на этом фото есть дурдом и расплавление мозга, но этот седобородый парень даже тут выделяется. Особенно бросается в глаза надпись на нашивке на этой чудо-рясе. Там, если кто не разглядел, написано: «АТАМАН». Нас тут с вами уже удивлял мобильный армейский православный храм, например, да и вообще от религиозников чего угодно можно ожидать. Но этот товарищ, очевидно, к вооружённым силам никакого отношения не имеет. Да и, как полагаю, к клиру православной церкви, скорее всего, тоже. Но персонаж преколоритнейший. Как верно заметил кто-то в комментариях в фейсбуке, перефразировав известную песню Высоцкого: «Чтобы реже Господь замечал». Лучше и не скажешь. Для полного колориту этому камуфлированному (псевдо?)попу разве что полицейского жетона не хватает и депутатского значка — было идеальное визуальное выражение проофициозных тенденций в нашей многострадальной стране.

сирийский повстанец в самодельном бронеавтомобиле

Когда почти пять лет назад я опубликовал заметку о самодельном броневике мексиканских наркоторговцев, мне там в каментах написали, что, мол, едва ли эту хрень станут использовать в серьёзных боевых действиях, потому что колёса открыты: прострелил их (ну, или отстрелил ваще нафиг) — и кранты бронику. Так вот, во-первых, надеюсь, все видели, например, БРДМ? У неё тоже колёса открыты. Как и у тыщи других моделей бронеавтомобилей. В конце концов, в колесо ещё попасть надо. А то так и про танк можно сказать — что, мол, едва ли его можно использовать в серьёзных боевых действиях: саданул из птура в корму — поминай как звали. И вообще про что угодно. На войне не бывает ничего неуязвимого. Зато бывает более уязвимое и менее уязвимое. И автомобиль, на который наварен центнер стальных пластин, видимо, в некоторых ситуациях менее уязвим, чем его немодифицированный собрат. Между тем, в боевых действиях вполне себе используются и самые обычные автомобили. Пушку, например, до места докинуть, или пехоты сколько-то. У знаменитой боевой машина гвардейской артиллерии на базе ЗиС-6, более известной как «Катюша», тоже, кстати, были стальные заслонки на лобовое стекло. И тоже открытые колёса. И решётка радиатора открытая. Ей, понятно, в ближний бой вообще вступать не надо было, но с заслонкой всё как-то спокойнее. Это было во-первых. А во-вторых вот что: кто-нибудь сомневается в том, что в Сирии сейчас происходят довольно-таки настоящие боевые действия? Я не сомневаюсь. И вот там самодельная бронетехника используется на всю катушку. Почему? Ну а что делать, если нормальной не хватает? Война же гражданская. Партизаны всякие, повстанцы, парамилитарес. Во время Второй мировой вон, случалось, даже регулярные части при поддержке замаскированных под танки тракторов в наступление шли. Если бы пришлось выбирать — оказаться под огнём в обычном гражданском грузовике или в грузовике, окованном бронелистами, но с открытыми колёсами, вы что бы выбрали? Нет, понятно, что вы бы выбрали тихую кофейню на Тенерифе, но вот если бы не было этого варианта? Логика очевидная, в общем.

На открывающем фото — сирийский повстанец в самодельном бронеавтомобиле (май 2012 года; давно у них там уже адок). Ниже — фотки разных прочих самодельных убийственных дур, которыми последнее время воюют в Сирии и в других местах нашей неспокойной планеты.       

Денис Яцутко, 2 марта 2016 года1 комментарий

Бухло под микроскопом

Виски под микроскопом

Есть такая американская дизайнерская контора — BevShorts. Они придумали занятный способ создавать картины для интерьера, эдакие яркие цветовые акценты. Знаете, есть такая фишка — повесить в минималистическом интерьере какую-нибудь яркую пятнистую абстракцию. Часто это довольно неплохо выглядит. Так вот, эти чуваки скорешились с химическим факультетом Университета штата Флорида и совместными усилиями штампуют на продажу здоровенные макрофотографии кристаллизовавшегося алкоголя. Или микрофотографии? В общем, сделанные при помощи микроскопа фотки высохших спиртных напитков. Бухло (разное бухло: вискари всякие, коктейли, вина) наносится тонким слоем на приборное стекло, затем высушивается, потом фотографируется под микроскопом. Получается занятно. На открывающей картинке, например, виски.

Картинка с виски, конечно, более или менее реалистична, можно рассмотреть капельки и всё такое. А вот те, что ниже, под катом, местами выглядят как чистая абстракция. Сами увидите. И вот тут я задумался о границах между фигуративным и абстрактным изобразительным искусством. То есть, с одной ведь стороны просто пятна, полосочки, линии, мазки — такое вполне мог бы написать живописец-абстракционист. Но ведь, с другой-то стороны, — это фотография. Фотография реальных объектов, действительно существующих кристаллов сахара... Чего там ещё? Пятен эфирных масел, наверное. Витаминов каких-нибудь. Фруктовых волокон. Я это знаю. Но узоры на фото всё равно воспринимаю как абстрактные. Масштаб имеет значение, господа пацаны. Какая-нибудь банальная муха в прицеле макрообъектива превращается в фантастического монстра. Мазок водки — в абстрактный узор. А всё почему? Потому что реализм — это не просто отображение реальности. Реализм — это типическое. А типическое для нас заключено в границах определённых масштабов, обусловленных особенностями нашего зрения. Шаг влево, шаг вправо — расстрел бессмысленными цветовыми пятнами. Наслаждайтесь.