ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
RSS Mail
Комментарии
Шлёп-часы

Записи Дениса Яцутко

Обои для облизывания в лондонском лифтеМаркетологи агентства Mischief PR, раздумывая над очередной рекламной компанией кондитерской компании McVitie's Jaffa Cakes, не накреативили ничего лучше, как сделать «обои для облизывания», покрытые печеньями с фирменным логотипом, и оклеить ими стены лифта в офисном здании в центре Лондона. На обои ушло 1325 печений. И их вроде как в самом деле облизывают пассажиры лифта. Если это правда, у тех, кто это делает, напрочь отсутствует межушный нервный узел, именуемый также головным мозгом. Ну, потому что это лифт, чёрт побери. В нём ездят сотни, если не тысячи людей. Даже если предположить, что идиотов среди них очень малая часть, у этой малой части тоже есть слюна, а в слюне – разнообразные микроорганизмы. Так что, облизывать эти рекламные обои – почти всё равно что лизать кнопки того же лифта или поручни в общественном транспорте. Ну, или икону в церкви целовать, например.

Мужчина на фото, как мы видим, опустился на четвереньки, чтобы лизнуть ближе к полу. Там, видимо, по его мнению, находятся печенья, которые с меньшей вероятностью уже кем-то облизаны, в отличие от тех, что приклеены на высоте человеческого роста. Очень умно, нечего сказать.       

Модель из коллекции Leutton Postle AW-2012Наверняка многие сталкивались с мнением, что, например, штаны-«афгани» (их ещё называют «как обделалась») уродуют женщин. Что люди, смотрящие на девушку в таких штанах, могут подумать, что у той коротенькие ножки и длинный торс. Даже картинка на эту тему бродила одно время по интернетам. Мнение это, конечно, глупейшее. Ведь не предполагают же почему-то те же люди, что у женщин в юбках в пол вовсе нету ног? Отчего-то уверен, что не предполагают.

Ну и, конечно, вообще способность одежды визуально изменять тело несколько преувеличена. Особенно свободной одежды. Во-первых, все мы знаем, как в принципе выглядят люди, и было бы глупо предполагать, что под той или иной одеждой скрыто нечто, существенно отличающееся в своей анатомии от человека вообще. Во-вторых, мы можем, исходя из наших знаний и глядя на те части человека, которые не скрыты одеждой, более или менее точно экстраполировать – дорисовывать закрытые части. Ошибки здесь вероятны, но, если не заниматься глупым фантазированием, до коротеньких ножек не доэкстраполируешься.

Кроме того, люди ведь движутся. В движении под тканью прорисовываются более или менее все формы. Во всяком случае, когда речь идёт о свободной одежде без жёстких конструкций вроде юбок с обручами XVI-XVIII веков.

Вот что по-настоящему непросто бывает домыслить правильно – так это черты лица под маской. Особенно – под маской, которая не облегает лица шёлковыми складками, а помещена перед ним, будто человек прикрыл лицо сковородкой. Ещё больше можно быть сбитым с толку, когда рисунок на этой «сковородке» сам по себе напоминает лицо, но лицо искажённое, схематичное, намеченное линиями, в которых лишь узнаются основные элементы «идеи лица» – «глаза», «нос», окружающий их овал. Однако, если задача моды – привлечь внимание, такая маска с этой задачей справляется на «отлично». Так, от моделей из коллекции «Осень-Зима 2012» модных дизайнеров Сэм Льюттон (Sam Leutton) и Дженни Постл (Jenny Postle) не в последнюю очередь трудно отвести взгляд именно из-за масок, искажающих лица.

Эти маски, а также узор платьев появились, конечно, не на пустом месте. Сложно сказать, кто именно из великих художников вдохновил модельеров, но это очевидно что-то из кубизма, эксперессионизма, откуда-то оттуда. Мне видится здесь нечто среднее между Пикассо, Клее, Пикабией и большим мастером искажения привычных линий Фриденсрайхом Хундертвассером. Ещё, по-моему, есть что-то от Климта. Хотя наверняка есть кто-то и ближе, может, кто-то из совсем современных, я не знаток.       

Электропила Sturm MF5660Продолжаем наши любительские тест-драйвы.

Выбирая, что бы ещё попробовать из инструментов Sturm, обратил внимание вот на эту электропилу – MF5660 (вообще я сначала хотел бетонолом, но пока не придумал, где ломать бетон). Собственно, в ней ничего особенного такого, кроме того, что раньше мне всё больше попадались электропилы либо дисковые, либо такие, знаете, лобзики, которые по отношению к тому, что пилишь, надо держать строго перпендикулярно (чаще всего вертикально). А эта по форме и возможному захвату напоминает обычную ножовку, к которой я привык. Только с моторчиком.       

Scold's bridle - приспособление против женской болтливостиЖенщины, в среднем, говорят значительно больше мужчин. Конечно, есть и среди мужчин болтуны, каких поискать, и среди женщин молчуньи, но в целом распределение именно таково: женщины чаще болтают, мужчины чаще немногословны. Это социальный факт, наблюдаемый тысячелетиями. И это удивительно, потому что в традиционном обществе женщине лишний раз рот открывать не полагалось.

Человеческая культура чью угодно излишнюю болтливость никогда особенно не поощряла, а уж женщину окружающий её социум долгое время вовсе слышать не желал. То есть, нельзя сказать, чтобы общество эту гендерную любовь потрещать осознанно культивировало. Скорее наоборот. Во многих традиционных обществах женщине запрещено говорить в присутствии тестя, например, в пристутсвии чужих мужчин, в пристутствии старших женщин без их позволения. Даже в современном социуме отчасти сохраняются гендерные речевые табу. Например, тот же мат многие считают вполне допустимым в устах мужчин, но почему-то абсолютно запретным для женщин. Казалось бы, вековая практика подобного рода регулирующих установок должна была способствовать тому, чтобы женщины в целом были значительно молчаливее мужчин. Ан нет, нифига подобного. В вагоне метро, на улице, в кафе – всюду почти всегда слышна девичья трескотня. Почему так?

Психоневролог Луанн Бризендайн (очень серьёзная тётка – изучала нейробиологию в Университете Калифорнии, медицину в Йеле, психиатрию в Гарварде, много лет исследует человеческий мозг) утверждает, что, при том что средняя масса женского мозга меньше, чем средняя масса мужского, клеток, отвечающих за речевые функции, в нём значительно больше. И ещё одна гендерная особенность: обычная бытовая речь у женщин вызывает выброс в мозг значительного количества эндорфинов – гормонов радости. Именно поэтому, по мнению Бризендайн, женщины говорят примерно втрое больше, чем мужчины, произнося, в среднем, по 20 тысяч слов в день. То есть (это уже моё сравнение, не Бризендайн), девичий трёп – это что-то среднее между мастурбацией и наркоманией.

У мужчин этих самых речевых клеток значительно меньше и с выбросом эндорфинов процесс поведневной речи так напрямую не связан, поэтому и говорят мужчины в разы меньше. А большинство людей склонны считать, что правильно – это как у них. Поэтому в патриархальном обществе, где правила устанавливали мужчины, женская болтливость выглядела сплошным ежедневным отклонением. С ним боролись. Причём не только словесными запретами, но и наказаниями. В том числе довольно жестокими. Так, в Шотландии в 1567 году придумали специальное приспособление против женской болтливости. Его называли scold's bridle или brank's bridle («ругательская уздечка»). Оно представляло собой железную маску или обруч, которые плотно обхватывали голову женщины. С внутренней стороны в такой маске был специальный «ограничитель языка» – стальной язычок или кляп, часто острый, иногда с шипами. Он вставлялся в рот женщины, прижимая язык. Говорение при этом делалось невозможным – любая попытка могла привести к серьёзным повреждениям языка.       

Деревянное стусло с пилойУдивительным образом я до недавнего времени не знал, что такое стусло. Вроде бы и дед у меня был на все руки мастер – благодаря ему среди моих первых игрушек были стамеска, ножовка, молоток и долото. И потом, когда с родителями переехали на новую квартиру, рос там много лет в атмосфере перманентного ремонта. И мебель родители почти всю делали сами, привлекая время от времени и меня. Потом сам сменил с десяток, если не больше, жилищ, в каждом что-нибудь допиливал, досверливал, докручивал. Например, когда недавно жили с Александрой год в Ставрополе, положил своими руками «чёрный» пол в помещении площадью 53 квадратных метра, перегородку соорудил, колонну деревом обшил, а стены стекломагниевыми листами. Одних шурупов тысячи две или три закрутил. Или пять. Не сказать, чтобы я эти занятия любил, скорее наоборот – стараюсь избегать и, когда есть возможность, всегда предпочитаю нанять специалистов. Но иногда приходится. Поэтому и дома всегда набор самых необходимых инструментов держу: дрель, шило, пару молотков, ключи разные, отвёртки, пассатижи, ножовки, шпатель. При этом чаще всего использую отвёртки и ножовку по дереву. Отвёртки – в компьютерном скарбе ковыряться, а ножовку – рейки пилить. Я иногда рисую на картоне, под него сколачиваю подрамники из реек. И вот их-то и надо мне с достаточной регулярностью отпиливать под углом 45 градусов. Ровно для этого и предназначено стусло – небольшое ложе со стенками и прорезями в них под нужным углом. То есть, не надо на каждой рейке проводить косую черту и потом по ней пилить. Положил все сразу в ряд, отметил длинной линейкой нужную длину, потом кладёшь рейку в стусло, специальной пилой вжик-вжик – готово. Офигенно удобно. На пиле, кстати, которая к нему прилагается, сверху специальная нахлобучка – ограничивает ширину полотна по высоте стенки стусла – чтобы его днище не пропилить. Ещё на стусле можно алюминиевые уголки пилить (другой пилой, конечно). Самое главное – ну простейшая же вещь! А я не знал. Даже немного обидно. А узнал, потому что компания Sturm предложила кое-какой их инструмент потестить. Там, в основном, электрические разные штуки, но на этой у меня, когда я их сайт смотрел, просто взгляд залип. Теперь пользуюсь вот. Рад.       

Покрытый плиткой скутер Vespa. Используется в качестве клумбыУ моего дедушки был древний мотороллер «Вятка». К моменту, когда я родился, он уже не использовался – стоял у сарая под открытым небом и ржавел. Я на нём иногда сидел в детстве. Ржавел он, надо сказать, медленно. Когда мне исполнилось тринадцать, он выглядел ещё вполне неплохо. И я испросил у дедушки телеграммой (он тогда работал на экскаваторе где-то возле Игарки, что в Туруханском районе Красноярского края) позволения забрать мотороллер и попытаться привести его в порядок. Дедушка разрешил. Я позвал двоих друзей, мы вытянули увязшие колёса мотосредства из земли и покатили его вручную через весь город. Хоть город был и небольшой (Ставрополь), вы представить себе не можете, как мы при этом умаялись – натурально до полусмерти: мотороллер был просто нереально тяжёлый, во всяком случае – по нашим тогдашним силам. Мы разместили его в подвале соседнего с моим дома, где собирались устроить с дозволения домоуправления клуб по интересам. Мы там построили своими руками крепкую сцену, добыли инструменты и аппаратуру для, извините за выражение, ВИА, собрали на свалках кучу запчастей от велосипедов и мотоциклов и потихоньку пытались свинтить хоть что-нибудь целое и ездящее. Вот, туда же пристроили и мотороллер. А через пару недель у нас там всё украли, и гитары, и колонки, и даже кусочки велосипедов – до последнего винтика. Обидно было. Собственно, это вся история. А вспомнил я её, потому что увидел фото вот этой замечательной клумбы, сооружённой из мотороллера Vespa. То есть, скутер, видимо, отъездил своё, его поставили на вечный прикол (возле отеля EnfrenteArte в Андалусии, Испания), облицевали плиткой, чтобы меньше ржавел и забавнее смотрелся, а на место сиденья вмонтировали ящик с цветком. По-моему, получилось очень ок.

TapiВы пьёте воду из-под крана? Я стараюсь не пить. Пью либо газированную минералку, либо обычную покупную питьевую, а когда ни той, ни другой нет, стараюсь, как минимум, кипятить водопроводную. Фильтр-кувшин у нас не приживается: забываем его вовремя наполнять. Просто из-под крана, без обработки – только в исключительных случаях. Например, когда болен, мучит жажда, всё пересохло, покупной нет, ждать, пока вскипит, не хватает сил, а в холодильнике ни молока, ни сока, ни даже кефира. Зато вот когда зубы чищу, вполне себе пользуюсь для полоскания рта водой прямо из крана, такой парадокс. Набираю в ладони, потом в рот – и полоскаю. Не то чтобы мне это доставляло какие-то неудобства, но, глядя на штуковину под названием Tapi, я думаю, что с нею процесс гигиенической обработки полости рта по утрам и вечерам может быть ещё удобнее. Tapi – это силиконовая насадка на носок крана. В обычном состоянии вода через неё просто протекает. Но если её носик внизу зажать двумя пальцами, вода идёт в верхнее отверстие и получается питевой фонтанчик. То есть, для тех, кто пьёт из-под крана, питьевой, а для остальных – полоскательный.       

Гульнур Мукажанова. Из серии «Железные женщины»Это, конечно, не пояс верности, но выглядит тоже достаточно жутко: саморезы и прочее грубое острое железо у такого нежного места как половые органы женщины, – контраст работает на эмоциональное восприятие. Что это? Работа молодой казахской художницы Гульнур Мукажановой из серии «Железные женщины» (кликните по фото, чтобы рассмотреть ближе). Выставлялась, среди прочего, в 2010 году в Турине, на выставке In-difesa. Тематика выставки – исследование границы, на которой такие действия как оборона и нападение незаметно переходят друг в друга, где никто уже не возьмёт на себя смелость определить, кто ответственен за агрессию; изображение территории, где царит неопределённость.

Отлично завернули, да? Итак, какую мы видим здесь агрессию и какую защиту? Я вижу прямую агрессию художницы: она берёт агрессивно цепляющий, связанный с сексуальным, визульный образ – так сказать, женский телесный низ, и добавляет ему агрессивности при помощи контраста, нацепив на модель все эти злые железки. Плюс я вижу агрессию галеристов, которые этот простой и бесхитростный, как сосиски в микроволновке, агрессивный образ демонстрируют на своих площадях. Наконец, я чувствую собственную агрессию и с радостью присовокупляю её к двум предыдущим, потому что после дительного затишья нам на Хреновине.net не помешает что-то простое и яркое, что-то, что привлечёт взгляды наших читатей голым женским телом и ввинтится в их подсознательное шурупами. Вот, собственно, и вся агрессия, что здесь. А защита... От чего защищается любой человек, пытаясь создавать искусство, работая с информацией, прибегая к агрессивным образам и провокациям? Да от тех же вещей, в общем, от которых кого-то защищает работа в офисе, кого-то игра на бильярде, а кого-то желание рассказать в компании смешной анекдот. Что же до границ, то все границы в нашем мире условны. До единой.

BB-Mobile ГлазОКНедавно нам попало в руки забавное устройство – BB-Mobile ГлазОК. Штуковина совмещает функции дверного звонка, дверного же глазка и простенького видеорегистратора. «Взрослые» видеорегистраторы, как известно, требуют изрядного дискового пространства, а иногда ещё гигабитной сети. При этом среднему жителю средней городской квартиры триста лет не убилось снимать всё-всё, что происходит за его дверью. Даже если любопытно, овчинка любопытства не стоит выделки – цены устройств и возни с установкой. Понятно, что можно поставить камеру с детектором движения – чтобы не снимать всё подряд. Но и все, кто проходит мимо двери, нам тоже нафиг не нужны. Зато нас может интересовать, кто приходил именно к нам, когда нас не было дома. В эпоху трёх с половиной мобильных коммуникаторов в каждом кармане это не очень актуально, но – кто знает – может быть, к кому-то ещё приходят гости без предупреждения? Ну и вообще, разные ситуации бывают. Может, к вам каждый день в 11 утра приходит участковый? Мечтает, бедный, спросить, почему вы не зарегистрированы по месту жительства. А вы и не знаете, потому что в это время обычно на работе. В общем, BB-Mobile ГлазОК предназначен для регистрации визитов, а точнее – для видео- и фотофиксации тех, кто пришёл и позвонил в дверь. Ну и как просто глазок можно использовать, само собой.       

Tetris LinkКогда на основе игры из так называемой «реальной жизни» делают компьютерную игру, это нормально и привычно. Компьютерные шашки, компьютерные шахматы, компьютерный футбол, компьютерный минигольф – обычное дело. Но вот когда на основе игры компьютерной делают игру, так сказать, «твёрдую», это пока ещё воспринимается как забавная хреновина. Потому что мы пока ещё склонны воспринимать «компьютерную», «виртуальную» реальность как вторую, а «твёрдую» – как первую. Когда-нибудь, конечно, это деление уйдёт. Перестали же мы, в массе, воспринимать созданное людьми как «вторую», «искусственную» природу. Как минимум, если речь идёт не о реальности мегаполисов. Реальность деревни, маленького городка для жителя большого города сливается с реальностью леса, речки. В ролике, рекламирующем печенье, используется визуальный образ пшеничного поля и сопровождает его текстом, содержащим слова «сама природа». А ведь пшеничное поле – это как раз «вторая» природа, «искусственная». Но горожанину уже так не кажется, он не видит в таком сочетании образов никакого подвоха, ему это даже забавным не кажется. Вот девиртуализация изначально виртуальных предметов пока ещё бросается в глаза. Как, например, твёрдый тетрис, который на фото. Это логическая игра. Называется Tetris Link. На первый взгляд, тетрис как тетрис. Однако понятно, что пластиковые квадратики, в отличие от изображённых с помощью пикселей, после сборки горизонтальной линии или какой-то области одного цвета никуда не исчезнут. Поэтому игра ведётся несколько иначе.       

7