ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
RSS Mail
Комментарии
Перекуём мечи на бренчала и пищала

Записи Дениса Яцутко

ЭлектрофорПродолжим чтение книжки 1902 года «Дѣтскiя игры и развлеченiя». Мы уже узнали о том, как изготовить незамысловатую игрушку ано-като, а теперь авторы предлагают детям самостоятельно соорудить электрофор. Что такое электрофор? Это изобретённый Вольтой прибор для добывания и сохранения электричества. Запоминайте, как его делать. Потому что, когда взорвутся или уйдут под землю все атомные станции, когда на всех ГЭС полетят турбины, а для ТЭС не будет ни угля, ни дизеля, ни транспорта, чтобы доставить хотя бы дрова, с электрофором вы сможете хотя бы зарядить лейденскую банку (о которой позже). Тем более что, как пишут авторы вышеупомянутой книжки, «приготовить электрическую машину сумеет не всякий мальчик, между тем как устройство электрофора не сопряжено с особенно большими трудностями».

Итак, что же понадобится, чтобы соорудить этот чрезвычайно необходимый агрегат?       

Игорь Хрекин, Сергей Ильин (aka Ефим Дикий) и Денис Яцутко с композицией из топоров «Православие - Самодержавие - Народность»Решив не останавливаться после топора с Hello Kitty и мотыжки капитана Стерха, я продолжил тематическую эстетизацию древкового инструмента и на этот раз принялся за вечно актуальную для отечественной культуры тему, так называемую «уваровскую триадау», придуманную графом Уваровым в противовес просветительской «Свобода – Равенство – Братство» в качестве базовой для русской жизни – «Православие – Самодержавие – Народность». Топор для русской жизни штука тоже вполне себе базовая. У нас топором и плотничали, и разбойничали, и даже, говорят, брились. Русский мужик с засунутым за кушак топором – понятный национальный образ. Так что топоры, оформленные в стиле уваровской триады, выглядят значительно более органично, нежели топор с японской кошечкой.

Сложнее всего было с топором, которому я отвёл роль символа православия. Я сразу подумал, что на нём, среди прочего, непременно должно быть навершие в виде креста, но, когда я рассказал об этом Саше, она подала мне идею, что это должен быть не просто крест, а крест складывающийся, как у патриарха. Я сразу же согласился, но долго не мог придумать, из чего сделать шарнир. В конце-концов, художник Сергей Сыров подсказал, что это мог бы быть настольный штатив для фотомыльницы. Нечто подобное я в итоге и использовал. Кроме того, лезвие было отполировано, на нём протравлен шестикрылый серафим, топорище хитрым образом окрашено, патинировано, покрыто шеллаком и украшено иконками, в лезвии же просверлено отверстие, в котором подвешена лампадка.       

Яник Бальцер (Yanik Balzer) и Макс Куверц (Max Kuwertz). Полка с топорами в качестве боковинЭффектную полочку для моментального подвешивания в помещениях с деревянными стенами сделали студенты Кёльнской Международной школы дизайна Яник Бальцер (Yanik Balzer) и Макс Куверц (Max Kuwertz). Собственно, она на фото. Вместо боковин у неё – два топора. Берётесь за топорища, размахиваетесь как следует – жах! – полочка висит. Надо только хорошенько прицелиться и с силой удара не прогадать, а то или висеть будет криво, или изрубите всю стену, а полку так и не повесите. Глупость, конечно, но красивая.       

Архитектурная студия Cornelius + Vöge. Детско-юношеский центрАрхитектурная студия Cornelius + Vöge построила в одной датской рыбацкой деревне прекрасный детско-юношеский центр. Заметив, что самое часто встречающееся строение на окраине селения – это обитый красным (а то и просто ржавым) кровельным железом деревянный рыбацкий сарайчик, архитекторы решили, так сказать, не нарушать ансамбля и при проектировании и строительстве детского центра придерживались тех же материалов. Теперь внутри там сплошное дерево, а снаружи центр полностью обит красным металлическим профнастилом. В нём есть зал для подвижных игр, есть разные классы-комнаты поменьше, но самое главное – комнатка-консоль с большинм окном, похожая то ли на аквариум, то ли на витрину. В ней можно просто сидеть, лежать, можно играть в настольные игры (в которые в детстве обычно все играют на полу), можно разговаривать, смотреть в окно, а можно просто получать удовольстивие от нахождения в уютном закутке. Дети ведь вообще любят всякие ограниченные объёмы: они им и по размеру подходят, и проще для психологического освоения. Маленький закуток детям проще представить как «наше место», чем огромный игровой зал. Да и вообще, валяться в витрине – это клёво. Я вот на днях проходил в центре Москвы мимо одного магазина пряжи – так там в витрине лежит мужчина и вяжет на спицах. И по всему видно – он чрезвычайно доволен собой. Так он взрослый. Что уж говорить о детях. А ещё в такой нише с большим стеклом приятно представлять себя пассажиром гигантского подводного корабля. Особенно в дождь. Или даже корабля космического – в любое время.       

Студия Kawamura Ganjavian. Головной убор Ostrich PillowПо моему глубокому убеждению, спать, сидя на вокзале, на жёсткой скамейке с невысокой спинкой, или за столом в офисе, можно только в двух случаях: либо если ты смертельно устал, то есть, устал настолько, что тебя на ходу вырубает и ты ничего не можешь с этим поделать, либо если ты столь же смертельно пьян. В обоих этих случаях ничто, кроме адского напряжения силы воли, твоему сну помешать не может. Если же ты ещё хоть сколько-нибудь способен не спать, уснуть за столом или на вокзале почти невозможно. Потому что это очень неудобно. И никакие повязки на глаза, никакие беруши, никакие шейгые подушки не помогут. Я знаю, о чём говорю. Я доблестно спал в первом ряду на важнейших лекциях, спал стоя в карауле, спал на газоне посреди города, на вокзале, в электричке, спал в двух шагах от артиллерийского полигона, где проводились боевые стрельбы из «Шилки», но всё это исключительно в случаях, когда не спать было просто ну никак. Организм исчерпал все ресурсы и отключился для их постепенного восстановления. То есть, натурально, за стеной из пушек палят, а я сплю. Но вот когда состояние такое, что вроде бы и в сон клонит, и поспать надо, потому что больше в ближайшее время возможности не будет, но делать это нужно на рабочем месте, например, или в зале ожидания, – нифига не выходит. Столешница – жёсткая, спинка сидения – низкая, вокруг шум какой-то, начинают болеть голова, шея, некуда деть руки. Вставляешь в уши беруши – эффект как от морской раковины: голова заполняется каким-то фантомным шумом. Надеваешь на глаза повязку – она начинает раздражать лицо. Ну и так далее.

Так вот, изобретатели мягкой тыквы с дырками (студия Kawamura Ganjavian), которая на фото, открывающем эту запись (кликните по нему – загрузится версия побольше), уверены, что эта хреновина поможет уснуть в любом месте, в любое время и, вероятно, в любом состоянии. Я, честно говоря, сомневаюсь, но сам по себе этот головной убор кажется мне забавным. При случае можно будет приобрести.       

Хреновина особая «Русский аппетит»Компания «Витэкс», выпускающая продукты под маркой «Русский аппетит», исправилась и после жутко пересоленной своей предыдущей хреновины выпустила вполне себе съедобную хреновину особую – с зелёной каёмкой на крышке и по краям этикетки. В этой приправе с солью и кислотой всё в порядке, хотя она, пожалуй, несколько сладковата. Впрочем, для томатной приправы это не недостаток. Кроме традиционно полагающихся хрена, помидоров и чеснока, в хреновину особую технологи определили на жительство паприку, молотый красный перец, лимонную кислоту, соль. Аромат у неё в результате душноватый и менее хреновинный, однако по вкусу, повторюсь, обычную хреновину того же производителя она оставляет далеко позади: ту вообще есть нельзя было, а эту можно и где-то даже с удовольствием, под мясо очень неплохо идёт.

Если вам интересно попробовать хреновину особую от «Русского аппетита», смотрите на фото, открывающее эту запись (по клику загрузится большая картинка), запоминайте облик и ищите на прилавках.       

Радиоуправляемый тараканНе так давно мы тут все вместе восхищались правдоподобным роботом-колибри, способным выполнять функции малозаметного шпиона. Однако следует признать, что летающая вблизи мелкая птичка всё-таки может привлечь внимание, а робот-колибри хоть и похож на настоящего колибри, но всё же не копия. Но сделать совсем уж маленького и при этом подвижного, да желательно ещё и автономного в плане питания робота – это сегодня пока что совсем сложно. Поэтому исследователи всё чаще обращают свои взоры в сторону тех, кто максимально похож на то, что у них, в идеале, должно получиться. В сторону насекомых. Так, учёные из iBionicS Lab исследовательской группы BoRG Университета штата Северная Каролина решили, что совершенно незачем создавать искусственных насекомых – гораздо полезнее научиться управлять живыми (да, управляют же ими грибы!). В конце концов, с ними уже поработали тысячи лет эволюции: насекомые подвижны, малы, самостоятельно питаются, а их нервная система при этом настолько проста, что, грубо говоря, бери да управляй, и нечего огород городить. А шпионско-диверсионные способности насекомых описаны ещё в русских былинах и в сказках Пушкина. Правда, если кто в детстве или по энтомологическим надобностям протыкал швейной или тем более цыганской иглой грудку жука или бабочки, знает, что насекомые весьма бурно реагируют на, так сказать, внедрение чужеродных предметов в свои нервные центры: беспорядочно машут всем, что у них есть, а то и подыхают. В лаборатории, конечно, всё это можно сделать аккуратнее, но всё же надо понимать, что внедрить электроды для передачи управляющих импульсов в нервную систему взрослого насекомого, значит, повредить эту систему, сделать насекомое дёрганым калекой.

Понимая это, чуваки из iBionicS Lab поступают следующим образом: они имплантируют электроды из специально разработанных материалов, не отторгаемых организмом насекомого, на стадии ранней куколки, когда животное находится в своего рода анабиозе, его нервная система уснула и готовится радикально измениться. Неглубокое проникновение в неё маленьких электродов становится лишь буквой, в начисто переписываемой книге насекомой метаморфозы. Пока куколка постепенно становится имаго, электроды буквально врастают в ткань нервного узла, становясь, таким образом, для переродившегося организма уже не чужеродным предметом, а чем-то будто бы изначально присущим. А исследователям ровно это и нужно.       

Вегетарианская колбасаМногие любят пошутить о колбасных изделиях, называя их вегетарианской пищей. В каждой шутке, конечно, есть доля шутки, то есть, говорящие таким образом имеют в виду, что в колбасу, помимо мяса, кладётся столько всяких наполнителей, пряностей и всякого такого прочего, что само мясо можно и не считать. То там соя, то целлюлоза, то ещё какой чёрт. Некоторые колбасные магазины и магазинчики, зная о распространённости такого вот взгляда на свой товар, даже вывешивают специальные зазывные таблички: «Без сои!» Это, к слову, даже будучи стопроцентной правдой, может совершенно ничего не говорить о наличии в колбасных изделиях мяса. Мы вот вообще как-то по колбасе не очень, едим её не каждые полгода и в основном лишь в приступах пищевой ностальгии по, что называется, тем ещё временам. Но даже такие приступы к желанию купить колбасы приводят всё реже. Почему? Ну, просто потому, что колбаса в ценовой категории до, приблизительно, 700-800 рублей за килограмм, а то и та, что дороже, продукт странный, малопонятного происхождения и уж точно совсем не полезный. Да и вкусным он кажется только в первый момент, когда вдруг вспомнишь, как это было, когда хлеб за 24 копейки, бутылка «Пшеничной» за 10.20 на двоих и граммов 250 колбасы, то есть пока ещё кайфуешь от воспоминания, а реальные сигналы от вкусовых рецепторов до мозга ещё не дошли. А как только доходят, сразу уже кайф не тот и думаешь, что, может, ну их нафиг, воспоминания эти, и лучше пойти просто мяса пожарить? А уж когда как следует прожуёшь, становится вовсе странно, и хочется спросить кого-нибудь: «А что это я такое ем, а? Кто-нибудь готов поручиться, что это не опасно?» И, в общем, следующие полгода на колбасу даже посмотреть желания не возникает. А нынче вот занесло нас в магазин «Сойка» (мы там как-то брали арбузное масло), специализирующийся на разного рода малопривычной еде. Ну, мы там высматриваем всякие хреновины, а продавщица вдруг и спрашивает: «А хотите постную колбасу?» Я знаю, что в русской народной речи даже постное мясо бывает (в смысле – нежирное), а потому переспрашиваю: в каком, мол, смысле – постную? «В смысле, – говорит, – без мяса». Мы ещё удивиться не успели, а она нас добивает: «И без сои». Тут мы с Сашей в один голос: «Да ладно!» А она открывает холодильник, достаёт два небольших колбасных батона и рассказывает: «В них растительные белки какие-то, но сои нет». Я: «И молочных белков нет?» «Нет, – уверяет, – только растительные». Мы купили, конечно. 160 рублей за четырёхсотграммовый батон. Две разновидности. Одна называется «Салями пряная», другая – «Сервелат фирменный». Я предполагал, на самом деле, что скорее всего они мало чем отличаются от той колбасы, что продаётся в колбасных отделах обычных магазинов, но у нас же призвание, мы же исследуем хреновины. А тут – вегетарианская колбаса! И без доли шутки, всё честно. Никак мимо не пройти.       

КрылоВдохновившись давешним полётом небезызвестного медийного товарища с журавлями-стерхами в качестве их вожака, а также вспомнив прекрасный художественный фильм «Бакенбарды», я вдруг подумал, что «Стерх» – отличное название для гиперлоялистской или экологической группировки. Перед моими глазами немедля вырос гротескный гипотетический мир, в котором эта группировка существует. И не просто существует, а патрулирует улицы и одаривает граждан и гостей страны справедливостью. Для одаривания справедливостью членам группировки необходимо было бы какое-то орудие, одновременно и символическое, напоминающее о том, как вождь-авгур лично руководил полётом птиц, предсказавших Родине счастье, и сколько-нибудь функциональное в плане совершенствования моргал и пастей. Ну и конечно же такое движение должно быть униформированным, а то не в шпакском же щеголять, милостивые государи!

Понятно, что, сделав букувально только что топор с Hello Kitty, я в первую очередь подумал, что орудием нанесения справедливости у «стерхов» (будем их так называть) должен быть топор. Однако размышления над символической стороной данного орудия постепенно увели моё сознание от топоров, и я остановился на небольшой садовой мотыжке: её не только удобно допилить до журавля – она ещё и несёт дополнительную смысловую нагрузку: мы мотыжим свой сад. Решив так, я поехал в гипермаркет, взял там мотыжку, а заодно всё необходимое для её доведения до, так сказать, соответствия грёзам. Ну и детали для униформы. Что получилось в итоге?       

4 сентября 2012 года4 комментария

Звёздная ночь

Susan Myers. Starry Night. ДетальСделать реплику какой-нибудь известной картины в той или иной рукодельной технике дело обычное. Тут и там можно встретить реплики левитановских пейзажей из соломки, копии рублёвских икон и водкинских коней из бисера, вышитых крестиком медведей Шишкина (на самом деле Савицкого) и сделанную из всего, что под руку попадёт, «Мону Лизу». Но, как правило, всё это просто поделки, безделицы, ничего интересного. А вот сделать кустарную копию знаменитой живописной работы, подобрав материал так, чтобы он как-нибудь необычным образом раскрывал какую-то сторону оригинала, – такое случается нечасто. Мне кажется, художнице Сюзан Мьерс (Susan Myers) замечательно удалось как раз это. Её вариация на тему «Звёздной ночи» ван Гога, сложенная из множества рулончиков цветной бамаги, подчёркивает то самое спиральное движение, которое бросается в глаза и запоминается многим при взгляде на оригинал (ну, пусть на репродукции оригинала). Вариация Сюзан – сплошное завихрение, завихрение, возведённое в абсолют.       

5