ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
RSS Mail
Комментарии
Вряд ли пчёлы примут это за тучку

Записи Дениса Яцутко

Интерьер старого здания Массачусетского Центра психического здоровья (MMHC)В ноябре 2003 года был закрыт Массачусетский Центр психического здоровья – бывший Бостонский психопатический госпиталь, построенный аж в дремучем 1912-м году. Персонал, больных и оборудование перевели в Lemuel Shattuck Hospital до 2012 года, когда для Центра выстроили новое современное здание по-соседству с местом, где стояло старое. А старое в 2009-м полностью снесли. Теперь Центр работает почти в том же самом месте, где и работал девять десятилетий. Однако старых стен больше нет, стен, в которых много лет работали и лечились сотни и тысячи людей. Чтобы запечатлеть эти стены для истории, для, так сказать, памяти потомков, сразу после выезда Центра из старого здания было решено создать мемориал этого места. И не просто серию информационных досок с фотографиями и краткими историческими справками, а нечто такое, что передавало бы саму суть многолетней работы этого заведения, цепляло бы за живое. Для осуществления этого весьма расплывчатого замысла, сводимого, если коротко к «хотим, чтобы было хорошо», Центр пригласил художника и дизайнера Анну Шулайт (Anna Schuleit). Анна попросила выделить ей офис, неделю занималась там сама с собой мозговым штурмом, потом вышла и сказала: «Мне нужно двадцать восемь тысяч цветов в горшках и кадках». Двадцать восемь тысяч цветов! Представляете себе?

Цветы привозили на грузовиках в течение нескольких дней. Каждый цветок, чтобы он остался цветком, а не превратился в вялый или сухой веник, надо было немедленно полить. Вы пробовали полить 28000 цветов? Непростое дело. Анне помогали в этом восемьдесят волонтёров. Они же помогли расставить цветы по этажам, коридорам и кабинетам. То, что вышло в итоге, назвали проектом Bloom – «Цветение».       

Елена Флерова. Богоматерь ВилановаЭтот пост был написан для моего личного блога, но переел ресурсов у хостера, меня отключили, и я был вынужден перенести его сюда. Это не совсем формат Хреновины.net, но так уж вышло.

Сразу предупреждаю: детям и христианам этот пост лучше не смотреть, чтобы потом не жаловаться на чувства и всё такое. Вообще всем, кто склонен иметь религиозные чувства, этот пост лучше не смотреть. Ещё раз: дети и христиане, этот пост не для вас, не ходите под кат, не пролистывайте страницу ниже, если это rss, и т.п. Лучше сходите на какой-нибудь другой сайт. Я предупредил. Если вы продолжите чтение и оскорбитесь, значит, испытать оскорбление было вашим собственным осознанным желанием и вы сами всецело за это оскорбление перед собой отвечаете.

Остальные могут остаться.       

Bonellia viridis, самкаБывает, что человек одного пола чувствует внутри себя человека другого пола. Речь не обязательно о трансгендере: в подсознании может гнездиться что угодно, не выходя на поверхность без каких-то особенно специальных поводов. Все мы, как известно, немного лошади с мудростью крокодилов. А всего лишь другой пол того же вида – он ведь намного ближе нам, чем крокодил любого пола. Это обусловлено и тем, что выточены мы все, в общем, из одинаковых заготовок, и наличием в каждом человеке какой-то доли гормонов обоего пола. Но, тем не менее, всё это настолько эфемерно, настолько глубоко, что никакая «внутренняя женщина» не может помочь иному мужчине даже поверхностно понять женщину живую и никакой «внутренний мужчина» не запретит иной женщине нести о живых мужчинах потрясающую чушь. Между полами в обществе всё время какая-то идиотская война: всякий зашкаливающе воинствующий феминизм, всё это «бабы дуры/мужики козлы» и прочая, и прочая. А между тем обрить всех наголо, одеть в мешковатую робу – так за пятьдесят шагов затруднишься ответить, самец человека перед тобой или его самка. Половой диморфизм у нас – слабо выражен. Ну, чёрт его знает. Может, оно так и надо. А вот бывают животные, у которых всё наоборот: самцы и самки отличаются настолько, что их долгое время вообще считали разными видами. При этом – внимание, чуваки, – самцы живут внутри самок. Не в подсознании (сознание и подсознание там, судя по всему, даже в проекте не значились), а натурально внутри. В половых путях. Животное это называется бонеллия (Bonellia viridis) и относится к типу Эхиуриды. Это такие морские беспозвоничные. Их самки имеют тело длиной около семи сантиметров с хоботом длиной до метра. Совокупно выходит немало для морского червяка. А вот самый крупный и мужественный самец этой самой бонеллии дотягивает едва до трёх миллиметров. И живёт он, как уже говорилось, внутри самки. В специальной камере в выводных протоках её половой системы. По-нашему это будет в... ну, вы поняли. Через эти протоки выводятся икринки. Когда они проплывают мимо самца, он их оплодотворяет. В теле одной самки иногда накапливается до восьмидесяти самцов. Это, вероятно, самый ярко выраженный половой диморфизм в животном царстве. Между тем, я сомневаюсь, чтобы хоть один из этих самцов хоть раз поссорился с самкой. Или наоборот. А всё почему? Потому что живут в простоте. Совсем без мозгов.

Розовое озеро Хиллер (Lake Hillier) в Западной АвстралииСолёное озеро Хиллер (Lake Hillier) в Западной Австралии поражает людей своим необыкновенным розовым цветом. От океана его отделяет узенькая полоска земли и леса, океан при этом, как положено, синий. С высоты птичьего полёта это выклядит интересным контрастом. На всяких популярных ресурсах об этом озере любят написать, что, мол, «учёные много лет ломают голову, но так и не поняли причину такого странного цвета». Дескать, вода как вода, но «почему-то» розовая. На самом деле, это как тот неуловимый Джо. То есть, просто нафиг никому не надо голову-то ломать. Потому что и так всем известно, что в розовый (а также в рыжий, в красный и в бордовый) цвет водоёмы и другие всякие природные и не очень объекты окрашиваются либо из-за присутствия в них либо одноклеточных водорослей вида дуналиелла солоноводная (Dunaliella salina), либо – чаще всего – галобактерий рода Halobacterium, которые на самом деле, несмотря на название, никакие не бактерии, а солелюбивые археи. И те, и другие выделяют в процессе жизнедеятельности в окружающую среду огромное количество каротиноидов, красных пигментов различного оттенка. Ну и красят всё вокруг себя в сумасшедшие цвета.       

Фистулированная короваПомню, как в своё время меня поразило, что сильно больным людям, которым нужны постоянные внутривенные инъекции, чтобы каждый раз вену иглой не ковырять, вживляют в неё пластиковый порт, через который потом и вливают всё, что необходимо. Но в сравнении с канюлизацией/фистулизацией коровьих желудков эти порты просто детские игрушки. Что там? Несчастных несколько миллиметров в диаметре? Чепуха! Тут – руку просунуть можно. Понимаете, всем нам важны удои, а так же количество мяса, нагуливаемое телятами зернового откорма за время этого самого откорма. Очень выгодно, чтобы корова, занимающая место в стойле, приносила больше молока и мяса, при этом мясо и молоко должны быть наилучшего качества. Как этого достичь? Понятно, надо как-то варьировать корма и кормовые добавки, но как? Коровий желудок – это целая фабрика. Кто хорошо учился в школе, помнит, как сложно он устроен. Он способен перерабатывать не только зерно (это мы и сами немного умеем), но и солому, силос и прочую дребедень. При этом один из продуктов этой переработки – замечательное коровье молоко, которое пьёт большая часть человечества, кроме, пожалуй, китайцев. А кто не пьёт, тот ест сыр или кладёт в пельмени сметану, например. Или поправляет здоровье кефиром. Тоже молочные продукты. Но есть одно «но». Вы пробовали парное молоко от коровы, которая пасётся на диком лугу и питается там всем, что ей пришлось по её коровьему вкусу? Я пробовал. Это жуткое пойло, которое пить нельзя, ибо оно обладает таким адовым ароматическим букетом, от которого не вырвет только разве что того, кто к нему с детства привык. Даже если такое молоко сепарировать, пастеризовать и прочими приличествующими сему продукту способами обработать, часть запахов никуда не денется и оставит молоко по-прежнему неподходящим для употребления городским человеком. То же, примерно, и с мясом. Говядина зеронового откорма не зря считается лучшей. В общем, чтобы извлечь из коровы максимум пользы, её надо правильно кормить. Максимально правильно. И вот как раз для этого в первый отдел многокамерного коровьего желудка внедряют пластиковый порт диаметром с толщину руки взрослого человека – фистулу, или каннюлю.       

Спички газовыеНедавно приобрели в гастрономе «Перекрёсток» вот такие спички, как на картинке (в той коробке, что побольше). Казалось бы, каминными спичками никого не удивишь, но эти спички – не каминные. На них написано: «Спички газовые». А ниже: «Для использования в быту». И нарисована обычная кухонная конфорка. Мне кажется, тут небольшая ошибка. Надо было написать: «Спички адовые». Так было бы вернее.

В советские времена ходил такой анекдот: «Японцы покупают у нас спички и делают из них мебель, которую потом продают нам». Вообще в мире, в цивильных странах, мало кто делает деревянные спички. У кого-то они картонные – из вторсырья, из макулатуры. У кого-то – пластиковые трубочки, заполненные парафином. Ну, у нас, допустим, есть тайга и прочий русский, потому деревянные, ок. Но нафига такие огромные? Неужели обычной спички не хватает, чтобы зажечь конфорку? Вроде всегда всем хватало. А ведь эта спичка, на которую ушло в три с половиной раза больше дерева, чем на обычную, всё равно уйдёт на то, чтобы зажечь одну, ну, максимум, две конфорки. Или на планете теперь с лесами всё в порядке? Бумажные книги и газеты выходят из моды – так надо на что-нибудь другое леса изводить? А то ведь рабочие места, инфраструктура... Так, что ли?

Александра Яцутко и «Девочка-топор»Сначала расскажу анекдот.

Возвращается девушка домой. Очень поздно ночью и едва держась на ногах. Мама встречает её в дверях и встревоженно спрашивает:

– Дочка, ты что – пила?

Та же, падая поперёк прихожей, отвечает:

– Нет, мама. Я – топор.

Я вспомнил сей анекдот, едва только доделал свой очередной топор и посмотрел на него. На стадии проекта название у этого произведения было иное, но теперь, пожалуй, так его и назову – «Девочка-топор». Это уже второй, так сказать, девчачий топор в моей коллекции. Первый был Kitty Jump. Понятно, что, как и все прежние мои топоры, этот попал ко мне в руки совершенно обычным, народным, и, чтобы превратить его в объект концептуального искусства, мне пришлось приложить к нему немало сил, воображения и много чего ещё – от твердосплавной фрезы до специального грунта для икон. Результат, как мне кажется, вышел забавный.       

Стенд брэнда «Энергомаш» на выставке MitexНа прошедшей неделе мне довелось побывать на выставке инструментов, оборудования и технологий Mitex. Это, скажу я вам, рай для любого, кто пишет о хреновинах. А также для тех, кто работает руками. А особенно – для тех, кто начал что-нибудь мастерить, строить или ремонтировать после долгого перерыва. Почему? Ну, потому что человек привык к любимым пассатижам, с которыми уже больше тридцати лет не расстаётся, возит за собой надёжный, ещё дедушкин, коловорот, скручивает шурупам головки купленным десять лет назад шуруповёртом, который до сих пор считает верхом эволюции инструмента, потому что ну ручной отвёрткой ведь и вовсе задолбаешься, когда, например, древесина плотная, а саморезов в неё надо вогнать пару сотен, а тем временем тысячи инженеров сотен производителей уже придумали офигительнейшие прекрасные инструменты под каждую его задачу. А он ни сном ни духом. И уродуется. Причём ладно когда из любви к искусству, а то ведь так, от неинформированности. Нет, можно, конечно, почитать интернеты, но это же совсем не то, что подержать в руках. Можно зайти в какой-нибудь строительный гипермаркет и всё потрогать. Но выставка круче даже этого. Потому что производители и продавцы выставляют на ней всё самое интересное, самое новое, самое лучшее. Многими увиденными на давешнем мероприятии вещами хочется завладеть даже просто из любви к прекрасному – во всех смыслах прекрасному: и чисто эстетически, и в качестве совершенного продукта технологий, облегчающего жизнь.

Сначала взгляд мой на энергомашевском стенде зацепился за любимый бетонолом (можете щёлкнуть по фото, открывающему эту запись, – он там внизу лежит). Однако, когда я остановился, чтобы этот стенд сфотографировать, моё внимание было привлечено непонятной бандурой с длинным гибким не то шлангом, не то тросом на правом краю стенда. Я подошёл поближе и пришёл, скажем так, в некоторое замешательство.       

Лейденская банка и электрическая батареяБыла ли в вашем школьном кабинете физики лейденская банка? В нашем была. Как и много других простейших электрических штук. Мы, помню, вдоволь поахали и повсплёскивали руками, наблюдая сверкание огромных белых (или зеленоватых?) искр на учительском столе. Не скажу, правда, насколько это всё способствовало нашему образованию: я, например, точно помню, что в устройстве всех этих хреновин разобрался через пару лет после школьной демонстрации, когда прочитал о них сам в какой-то книжке. Гром и молнии перед самым носом вообще не очень способствуют вдумчивому восприятию информации. А вот почти всё, что пришлось в школе собрать, соорудить, изготовить своими руками, я воспринял легко и по сей день часто помню в деталях. В связи с этим удивительно, что нам в своё время не предложили сделать самостоятельно лейденскую банку. Довольно простая же хреновина, хоть и содержит в себе, так сказать, перуны великие.       

Простейшая электрическая машина по версии авторов книги «Дѣтскiя игры и развлеченiя»Продолжим вдумчивое чтение книжки Г. Вагнера и К. Фрейера «Дѣтскiя игры и развлеченiя». В прошлый раз мы рассказали вам об электрофоре, который, как предполагали авторы, без особого труда может соорудить любой мальчик. Мальчикам же, «с особым усердием занимающимся различной механической работой и приобретшим себе некоторую сноровку», авторы предлагают «устроить для своих несложных опытов простую электрическую машину». Возможную сноровку мальчиков авторы однако стараются не переоценивать и сообщают, что, помимо сноровки, ребёнку, решившему соорудить «электрическую машину», понадобится профессиональный стекольщик. Зачем же? А вот зачем: мальчикам предлагается отволочь стекольщику большую прочную и «совершенно круглую» стеклянную бутылку, с тем, чтобы тот проделал в её дне отверстие, соответствующее «по своим размерам» (то есть, надо полагать, диаметром) отверстию в горлышке. Предполагается, что это сложное действие мальчикам не по силам. Но уж дальше, когда отверстие готово, можно и своими руками поработать. Дела-то – раз плюнуть.       

4