ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
RSS Mail
Комментарии
Кто любит Барби по частям?

Записи Дениса Яцутко

AudiopadНередко слышал от противников электронной музыки такой аргумент: «Они вообще не играют – просто выбирают последовательности из готовых семплов». Помилуйте, а разве, например, пианист или гитарист не выбирает последовательности из того диапазона звуков, который могут предоставить гитара или рояль? Даже вокалист выбирает из перечня возможностей своего голосового аппарата. Если на то пошло, почти ни один музыкант не создаёт звука – все лишь выбирают. Создатели музыкальных инструментов в этом смысле гораздо более творцы. И то – если они изобретатели, художники, а не работники конвейера гроборояльной фабрики. Тот, кто впервые натянул струну на ящик-резонатор, гораздо больше был творцом звука, чем самый виртуозный скрипач. Так что, претензия пустая. Ну да, некоторые электронные музыкальные инструменты существенно облегчают выбор звуковых последовательностей в сравнении с инструментами традиционными. Ну так это же хорошо, разве нет? Вот, например, посмотрите на музыкальный контроллер Audiopad – как легко с его помощью оперировать музыкой.       

Marta Minujín. La Torre de BabelА не пребывает ли кто-нибудь из наших читателей сейчас в Буэнос-Айресе? Было бы интересно услышать мнение очевидцев об очередном шедевре Марты Минухин (Marta Minujín). Эта неутомимая женщина опять (ниже объясню, почему «опять») принялась за книги. В смысле – использует их как строительно-поделочный материал. Несколько дней назад, 11 мая, она завершила монтаж и открыла для публики скульптурно-архитектурную концептуальную хреновину под названием «Вавилонская башня» (La Torre de Babel). Именно это произведение искусства (а заодно и его автора) вы можете наблюдать на фотографии, открывающей эту запись (щёлкните по ней мышкой, чтобы загрузить версию побольше). Башня имеет металлический каркас, в конструкцию которого встроены лестницы (по ним может подниматься кто хочет), а снаружи облицована тридцатью тысячами книг разных жанров на разных языках. Марту Минухин волнует, что люди друг друга не понимают. Причём, не понимают на всех уровнях общения – от межличностного, до, так сказать, диалога цивилизаций. «Вавилонская башня» из книг должна символизировать собою это непонимание, привлекать к нему всеобщее внимание, заставлять тревожиться по этому поводу.       

Samsung D9500Samsung представил просто огромный HD-телевизор D9500. С диагональю 75 дюймов! И это не табло из крашеных лампочек для карманных фонариков – это настоящее 1080p со светодиодной подсветкой и частотой обновления экрана 240 Hz. Последнее позволяет использовать его для просмотра 3D-фильмов в отличнейшем качестве. Конечно, для этого понадобятся стереоочки. Очуметь-очуметь. Промо-кореяночка на фото рядом с этой громадиной просто теряется.

Ох, а мне эта новость напомнила, как я работал в одной торговой компании. Компания эта проводила лотерею, и в лотерею ту одна бабулька из Пятигорска выиграла огромный телевизор. Так она отказалась его взять. Сказала: «На пса б нужна ота гадость. Он у мене у хату не войдёт». А деньгами компания призы не выдавала.

Для новинки от Samsung понадобится очень немаленькая «хата».

Работы JR в фавелах РиоФавелы – это бразильские трущобы, тысячи и тысячи убогих жилищ, облепивших склоны гор и холмов на окраинах крупных городов. Как правило, это незаконная застройка, здесь часто нет ни канализации, ни водопровода, ни поликлиник, ни школ, ни даже нормальных дорог. Жители фавел – бедняки. То есть, настоящие бедняки. Им не просто сложно дотянуть от зарплаты до зарплаты – у них зачастую вообще нет никакого стабильного, а то и нестабильного тоже, дохода. Из-за этого в фавелах процветает преступность. Не самое приятное место для жизни, если коротко.

В 2009-м году у фавел Рио-де-Жанейро вдруг появились огромные глаза – гигантские постеры с фотографиями глаз разных людей были разрезаны и наклеены на стены трущобных домиков так, что со стороны казалось – фавелы смотрят. Это сделал французский «тайный фотограф», работающий под псевдонимом JR.       

Berlinde de Bruyckere. WezenИзображённый для зрительного восприятия персонаж, если у него нет глаз, рта и особенно головы, менее субъектен и уж точно значительно менее актантен, деятелен в восприятии зрителя-интерпретатора, чем персонажи «полнокомплектные». Ну что за субъект из амёбы, скажите мне? Что за член социума без рта? Что за действователь из слепого? Нет, конечно, бывают исключения, но вообще сознание отказывается представлять действующим нечто, лишённое зрения и вместилища мысли. Даже колобка всегда изображают с глазами, а всё его хлебное тело представляется сплошной головой. А песенку зайцу и прочим он поёт ртом. Даже морская губка (которая «Боб Квадратные Штаны» – есть такой мультфильм) изображается с глазами и формулирует мысли. Даже микробы в рекламе имеют глаза и говорят ртом, который, несомненно, признак головы, а ещё интерфейс. Стоит на бревне нарисовать глаза – и это уже Джаганнатх, воплощение бога Вишну. Плохие рисовальщики любую фигуру начинают с глаз. В мифах и сказках демонически гениальные художники рисуют глаза последними, потому что глаза одушевляют изображение и могут даже буквально его оживить. Если изобразить нечто вроде бы и живое, но без глаз и без рта, возникает ощущение замкнутости: если в этом есть мысль или хотя бы чувство – как узнать о нём? Если же в персонаже присутствуют руки, ноги, живот, но нет и будто бы не предполагалось головы, совершенно непонятно, чем оно вообще чувствует? Вернее – куда стекаются его чувства? Осознаёт ли оно их? А если нет, то как это – ощущать боль или мягкость рассыпанными по телу рецепторами, но нигде не аккумулировать информацию об этих чувствах? Как выразить что угодно, не имея возможности сказать или крикнуть? Тут вспоминается из мультика: «А хотите я его стукну? Он станет фиолетовый. В крапинку». Ну и пантомима, конечно же.

Сложно сказать, об этом ли думает бельгийская художница Берлинда де Бруйкере (Berlinde de Bruyckere), создавая свои безглазые, безротые, безликие, а то и вообще безголовые скульптуры, но взгляд на них заставляет размышлять именно об этом. А ещё о свободе и несвободе. О несвободе слова, взгляда, несвободе как следствии неумения просто и ясно сказать о том, что чувствуешь. Тебе больно, а ты молчишь, прячешь глаза, держишь в себе, но оно прорывается – в позе, изломе конечностей, болезненных порозовениях кожи.       

Пирамида возле могилы Чарльза Тейза Рассела, Питтсбург, ПенсильванияУильям Хогарт в своём трактате о красоте назвал пирамидальную композицию одной из совершенных и по умолчанию прекрасных. Красоту скульптуры «Лаокоон», например, он объяснял тем, что, мол, её можно удобно вписать в пирамиду, да ещё змеи там извиваются (извилистость, волнистая линия казалась ему тоже одной из по умолчанию красивых форм). Ну, извилистость мы пока оставим, а вот о пирамидах поговорим. Как-то так сложилось, что по пирамидам многих людей реально прёт и штырит. О пирамидах египтян, тольтеков и майя все знают, а вот, скажем, знаете ли вы, какая связь между пирамидами и религиозной организацией «Свидетели Иеговы»? Казалось бы – не должно быть никакой, верно? Иеговисты – почти строгие монотеисты, отрицают Троицу, не верят в божественность Христа, смешивая его с архангелом Михаилом, отрицают праздники, не любят всякую символику, отказавшись даже от креста. Какая-то у них, правда, странная заморочка по поводу переливания крови, но уж пирамидам в их мифологии, догматике и ритуальной практике ну просто совсем нет места. Так? Так да не так. Основателем «Общества Сторожевой башни, Библии и брошюр», из которого потом выросли «Свидетели Иеговы» и группы «Свободных исследователей Библии», был некто Чарльз Тейз Рассел, проповедник, который сперва тусовался с сектой адвентистов, а потом решил исследовать Библию самостоятельно. И вот этот самый Чарльз Рассел просто нереально ехал крышей по Великой пирамиде Хеопса. Ему не просто нравилось это гигантское сооружение – он считал Великую пирамиду в Гизе Великим каменным свидетелем бытия Бога, своего рода автографом Творца на лике Земли. Почему именно её? Потому что парню с пятью классами образования в провинциальной школе при евангелической церкви казалось, что ну просто не может столь огромная хреновина появиться без особого божьего замысла. Какой там фараон! Фараон же просто человек, а тут такая дура! В общем, Рассел собирал всякие сведения о Великой пирамиде, сопоставлял размеры рёбер и коридоров, размышлял над углами и прочая, и прочая – и в конце концов пришёл к выводу, что в размерах пирамиды зашифрован некий высочайший план. Он даже в своём фундаментальном шеститомном труде «Исследования Святого писания» целый том отвёл Великой пирамиде – будто она тоже является частью Писания, при этом чуть ли не главной частью. Назвал он эту книгу – «Божественный план веков».

Догматика и организационная структура основанного Расселом общества сильно изменились через несколько лет после его смерти, и современные «Свидетели Иеговы» не особенно любят покойника упоминать и цитировать, а уж его странной страсти к пирамиде Хеопса даже близко не разделяют. Но, конечно, сразу после его смерти всё было совсем не так – соратники ещё были под свежим впечатлением от его вдохновенного гона, а потому на кладбище, где похоронили Рассела и где для членов «Общества Сторожевой башни» было зарезервировано ещё несколько десятков мест, они даже поставили небольшую пирамиду. На открывающем этот обзор фото запечатлена именно она (щёлкните по картинке, чтобы загрузить более крупный вариант изображения; на пирамиде изображён продетый в корону наклонный крест – запомните его).       

Pentax Optio WG1-GPSЧто-то мы зачастили последнее время про фото. Ну ничего. Сегодня расскажем ещё про две забавные камеры – Pentax Optio WG1 и Pentax Optio WG1-GPS. Кажется, февральские ещё модели, всё как-то руки не доходили, но не рассказать об этих красотках нельзя: больно уж хороши. Основное их предназначение, как можно догадаться, глядя на фото, – снимать в воде и прочих медных трубах. Например, они выдерживают нагрузку до 100 килограммов. То есть, если я, например, наступлю, всё равно сломаются, но хипстеров каких-нибудь или даже тяжёлый рюкзак выдержат с запасом. Но это всё фигня. Самое главное в этих камерах – стильный корпус, цвет – и адовые карабины! Будто предполагается, что альпинист возьмёт этот фотик в дикие горы, сорвётся там со скал, зацепится камерой за неровность Вселенной и повиснет над бездной. На вот этом самом карабине. Круто, чё.

Хотя гораздо круче, конечно, бродить с этой камерой, пристёгнутой карабином к штанам, среди стеллажей магазина «Республика» или фотать ею знакомых по юзерпикам блогеров на пикнике «Афиши». Хе-хе. Для комплекта надо ещё положить в сетчатый кармашек какой-нибудь злобно обрезиненный телефон.       

Снимок, полученный в/при помощи Pinhegg24 апреля фотохудожники мира отмечали День пинхол-фотографии. Пинхол – это фотокамера, в которой вместо объектива – дырочка от игольного укола. Самый простой рецепт изготовления пинхола: взять крышку, которой закручивается тушка фотокамеры, когда снят объектив, просверлить в этой крышке отверстие, заклеить его чёрной непрозрачной плёнкой, а плёнку проколоть швейной иглой. Крышку надеть на тушку. Аллес, пинхол готов. Это, так сказать, ленивый вариант. Но если уж фотограф в наше время, вместо того чтобы спокойно снимать на цифру с моторизованным стеклом, заморачивается ковырять себе пинхол, для него, как правило, дело не только в том, какие получатся снимки. Для него и сама камера – объект искусства.

Мы уже рассказывали вам об Уэйне Белгере, который делает пинхолы из человеческих черепов и обломков потерпевших крушение самолётов. А сегодняшнего героя зовут Франческо Каппони (Francesco Capponi). В честь Дня пинхола этот человек сделал Pinhegg – фотокамеру из яйца.       

Камера Fuuvi PickТот же производитель, что делает плёночные камеры, замаскированные под пакетики с соком и молоком, выпустил недавно цифровую камеру размером с USB-флэшку – Fuuvi Pick. Я бы даже назвал это USB-адаптером для SDHC со втроенным фотоаппаратом. Как фотокамера эта штуковина, конечно, адово мыльная мыльница, мыльнее некуда – фиксированный фокус (28 мм), небольшой размер кадра (1280 x 1024), фиксированная чувствительность (ISO 100), ну и вообще... Зато забавно – действующий как бы фотоаппарат, который можно непосредственно воткнуть в USB-разъём. В конце концов, можно использовать этот дивайс именно как флэшку, а снимать им фото и видео (да, чёрт побери, видео оно тоже умеет) только когда очень надо, а под рукой, ни фотоаппарата нормального, ни вебкамеры, ни, прости господи, телефона или другого навороченного утюга. Можно ещё дать детям поиграться.       

SPLAT АроматерапияО фиолетовой зубной пасте SPLAT Ароматерапия мы собирались написать давно. Купили тюбик, положили его в ванной, собирались-собирались... да как-то она у нас вся и закончилась. Оставили коробочку, положили рядом с фотоаппаратом. Решили, что, когда, наконец, соберёмся, хоть её сфотографируем, раз уж пасты больше нет. Так она и лежала, пока мы про неё не забыли. Впрочем, и дальше лежала, но уже забытая.

Через какое-то время забрели зачем-то в аптеку, а там – опа! – та же самая паста, но уже в новом дизайне. То есть, пока мы собирались, SPLAT оформление коробки поменял. Купили, в общем, ещё тюбик и специально положили его подальше от ванной комнаты – чтобы не израсходовать, пока не напишем. И за всякими делами благополучно забыли и о нём.

Но несколько дней назад под записью о зубной пасте с ароматом бекона нам оставили комментарий: «Ждём пасты с ароматом икры». И тут мы вспомнили про валяющиеся у нас бог знает сколько пустую коробку и полный тюбик с пастой «SPLAT Ароматерапия». А почему вспомнили? Потому что это, правильно, зубная паста с чёрной икрой.       

14