ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
RSS Mail
Комментарии
Китайский Мегатрон

Записи Дениса Яцутко

Gun Totem. Автор - Boris BallyРоссийские узурпаторы части естественных прав граждан, именуемые в просторечии и законодательстве «властью», как известно, отказывают русскому и сопутствующим народам в праве владеть стрелковым короткоствольным оружием и предельно осложняют возможность приобретения всего остального стрелкового оружия. Потому что иначе мы все друг друга, а главное их – перестреляем, да, как же без этого. Буквально каждый гражданин ежеутренне просыпается, чистит зубы и перед завтраком десять минут мечтает кого-нибудь перестрелять. Перед ужином упражнение повторяется. Потом граждане видят сны о том, как они всех перестреляли и остались одни. Такие звери, никуда не денешься. Зубочистку доверить – и то страшно.

Ошибкой было бы думать, что, например, американская администрация думает о своих гражданах лучше. Пальцев у этих граждан столько же, сколько и у нас, в скобу спускового крючка пролезают, а значит американские граждане такие же звери, как и мы. Но просто запретить этим опасным животным иметь огнестрельное оружие их узурпаторы части естественных прав не могут: потому что конституция, билль о правах и всё такое. Граждане имеют неотъемлемое право себя защищать и владеть необходимым для оной защиты инструментарием. Включая огнестрельный. Ответственные товарищи этим, понятное дело, обеспокоены. И вот в Питтсбурге «власти» придумали, как снять камень с сердца. «Мы не сидим сложа руки, – могут они сказать себе теперь, – Мы что-то делаем». А делают они с 1994-го года вот что: выкупают у населения купленное оным оружие. Так и называется: программа обратного выкупа оружия. Около восьмисот пятидесяти единиц в год. Официальное обоснование программы: опасение по поводу того, что в частных руках оружие плохо хранится, к нему могут получить доступ дети, у которых мозг ещё не вырос, а пальцы ещё тоньше, чем у обычных гражданских животных. Потом школу от крови отмывать. Так что любой житель Питтсбурга может в любой момент принести своё оружие в полицейский департамент и получить в обмен на пистолет подарочный сертификат на 50 долларов. А в обмен на ружьё – на 25 долларов. Мало? Но за то, что пистолет лежит дома в сейфе, вы вообще ничего не получаете, ведь так?

Хорошо, а что за столб на картинке?       

Our Exquisite CorpseОб истоках символики смерти и о причинах моды на эту символику мы уже рассказывали. Так что, интересующихся теорией отсылаем к тому обзору. А здесь мы просто покажем вам красивые черепа в бисере. С красивым названием. Этот брэнд интерьерных украшений называется Our Exquisite Corpse («Наш изысканный труп») и представляет собственно линейку черепов, знатно украшенных бисерными узорами. Кэтрин Мартин (Catherine Martin), основатель брэнда, пытается представить свою продукцию как восходящую к традиционному искусству уичолей, мексиканского индейского этноса, славящегося мастерством вышивки, бисероплетения и прочих художественных ремёсел. Ну, что тут скажешь. Мексиканцы в самом деле любят мотив черепа, уичоли в самом деле работают с бисером (хотя это и не является их традиционным искусством – с бисером их познакомили переселенцы из Европы), всё это в самом деле могло вдохновить Кэтрин Мартин, но мне почему-то кажется, что уичоли притянуты к этой марке ровно затем, чтобы в маркетинговых описаниях можно было ссылаться на пейотль (запретный плод сладок; по меньшей мере, мысли о запретном плоде), духов предков и прочую мистическую муть и романтическую экзотику, положительно влияющую на продажи. Грубо говоря, у марки должна быть story. Впрочем, я не претендую на то, что читаю мысли на расстоянии. Возможно, всё было, есть и будет иначе.       

UZI Tactical Defender PenУдивительная китайская шариковая ручка под израильским оружейным брендом Uzi продаётся в одном интернет-магазине. Ручку сопровождает такое описание: «Особенностью модели UZI Tactical Defender Pen с короной для сбора ДНК является наличие мощной острой короны на торце авторучки, которая способна не только наносить повреждения, но и предназначена для сбора ДНК нападавшего (для последующей идентификации). Надёжный предмет для самообороны, не являющийся холодным оружием».

Вот это «не являющийся холодным оружием» – смешно. Хозяйственный топор, например, изготавливается без учёта того, что им можно наносить рубленые повреждения, потому в обычном своём состоянии холодным оружием не является. Но если я этим топором угрожаю невовремя зашедшему на огонёк участковому, например, в этот момент он становится холодным оружием мгновенно, совершенно никак не изменяясь при этом ни внешне, ни внутренне. Поэтому любой нож по сути, кроме, может быть, столовых и резиновых для формовки пластилина, является холодным оружием. А уж если некий предмет, вот эта авторучка, например, сразу делается с учётом того, что им можно будет наносить повреждения, да ещё и выпускается под оружейным брендом и со словами «Tactical» и «Defender» в названии, он, конечно является холодным оружием по определению. Другое дело, что по законам тех или иных стран он холодным оружием не считается. Почувствуйте разницу. Что это значит? Это всего лишь значит, что некая группа людей, сочиняющих законы, сочла, что такие-то предметы не настолько опасны, чтобы их обращение как-то ограничивать. Суть предметов и круг принципиальных возможностей их использования от этого не изменился. Это как с наркотиками. Вещество или продукт могут вноситься в разные списки, регулирующие запреты и ограниченное обращение, могут вычёркиваться из них – воздействие вещества на организм человека не согласуется с этими списками.       

Парковая скульптура в Киеве (Писающие мальчики)Кому-то в Киеве, судя по всему, не давал покоя знаменитый брюссельский Маннекен Пис. Ребята захотели себе такого же. И лучше – как Лев Толстой – сразу побольше. Почему нет, казалось бы? Мочеиспускание – нормальное здоровое физиологическое проявление. Отчего бы его не изобразить в том или ином виде? Тем более, если речь о маленьких детях. Возможно, изображение писающего мальчика должно как-то умилять людей, у которых есть свои дети. Радуются же родители, когда ребёнок что-то впервые делает сам. Хоть бы и, пардон, писает стоя без посторонней помощи. В общем, мотив выбора именно такого сюжета более или менее объясним. Во всяком случае, мотив выбора сюжета неизвестным автором брюссельской скульптуры. Киевляне могли и просто подражать. Объяснима и безумная раскраска скульптуры: яркие краски просто многим (например, мне) нравятся, привлекают внимание и радуют глаз. Но вот оформить детские... э-э... струйки в виде кондовых стальных дуг, на которых, судя по всему, можно висеть, как на турнике, и о которые нетрезвые граждане могут, например, голову повредить, это, конечно, сильная художественная находка.       

Передвижной православный храм в честь Михаила Архангела, построенный на базе автомобиля КамАЗ-43118Помнится, у немалоизвестных Кукрыниксов была картина – «Иконы вместо патронов». Не карикатура, как большинство их работ, а серьёзное живописное полотно. Солдаты мёрзнут в окопах, ждут атаки германцев, патронов нет, а священник раздаёт им иконы. Очень, конечно, нужная в окопе вещь. В контексте творчества Кукрыниксов сразу же понимаешь, что вот эта глупость стала одной из многочисленных причин русской революции.

Сейчас не война, но кое-какие новости о соприкосновениях жизни армейской и церковной чрезвычайно живо напоминают ту самую картину советской сатирической тройки, а равно и исторический момент, которому картина оная была посвящена; не столько в плане войны, сколько революционной ситуации.

Вот конкретный пример: на Волгоградском заводе транспортного машиностроения по заказу Московской патриархии для российской армии на базе автомобиля КамАЗ-43118 собрана передвижная церковь в честь Михаила Архангела.       

Командир Бравида, Тараск и Тартарен. Иллюстрация к книге Альфонса Доде «Тартарен из Тараскона»Читали в детстве Альфонса Доде? «Тартарен из Тараскона»? Помните прекрасную историю о том, как тарасконцы всем городом поплыли колонизировать далёкий южный остров на корабле «Туту-пампам»? Там был такой отрывок:

Когда все наконец взошли на корабль, настала минута всеобщего самоуглубления, торжественного молчания, а молчать было особенно хорошо под пыхтенье разводимых паров. Сотни глаз были устремлены на капитана — тот стоял в рубке и вот-вот должен был отдать приказ сниматься с якоря. Вдруг кто-то крикнул:

— А Тараск?..

Вы, наверное, слыхали про Тараска, про сказочное чудовище, от которого произошло название города — Тараскон. Напомню вам его историю вкратце: в давно минувшие времена это был страшный дракон, опустошавший устье Роны. Святая Марфа, после смерти Иисуса пришедшая в Прованс, отправилась в белой одежде к обитавшему среди болот зверю и на самой обыкновенной голубой ленте привела его в город — так непорочность и благочестие святой Марфы укротили и покорили зверя.

С тех пор тарасконцы через каждые десять лет устраивают праздник и водят по улицам сделанное из дерева и раскрашенного картона чудовище, помесь черепахи, змеи и крокодила, грубое, карикатурное изображение прежнего Тараска, ныне чтимого, как некий идол, живущего на счет города и известного во всей той стране под названием «отца-батюшки».

Уехать без «отца-батюшки» тарасконцам казалось немыслимым. Молодежь побежала за ним и сейчас же притащила на набережную.

Тут полились слезы и раздались восторженные крики, как будто в этом громоздком картонном чудище была заключена душа города, душа целого края.

Внутри корабля Тараск бы не поместился, а потому его устроили на палубе, и там он, с полотняным животом и расписной чешуей, смешной, огромный, возвышавшийся над бортами, похожий на чудовище из какой-нибудь феерии, дополнял то живописное, необычное зрелище, какое представляла собой отправка «Туту-пампама», ибо Тараск казался одною из тех химер, которые бывают изваяны на носу кораблей, — химер, правящих судьбами путешественников. Его почтительно окружили. Некоторые разговаривали с ним, ласкали его.

На картинке, открывающей эту запись, вы как раз можете видеть (кликните по ней, чтобы рассмотреть), как Тартарен и командир Бравида, герои Доде, тянут на верёвочках фигуру Тараска.       

Knuckle Meat PounderЗамечательный агрессивный кухонный инструмент для приготовления стейков. Мясной кастет. Knuckle Meat Pounder. Стоит меньше тринадцати долларов. Предназначения совершенно мирного, гастрономического, однако в руке должен, по идее, лежать нормально. И, в общем, что, кроме внутреннего чувства, что все люди братья или, в крайнем случае, сёстры, может помешать обладателю сего прекрасного отбиватора выбрать в качестве сырья для отбивной светлый лик какой-нибудь тёмной личности? «Ну, – скажете вы, – по светлому лику, в принципе, можно и молотком, и, скажем, табуреткой. Никто же...» По поводу «никто» и «молотком» я вас немедленно перебью и возражу. Как и по поводу табуретки. А эта хреновина, в отличие от табуретки, ещё и выглядит, как оружие. Пусть им формально и не является. Имея такую штуку на кухне и, собираясь, например, на демонстрацию против нагло фальсифицированных правящей партией результатов выборов, гражданин, может быть, трижды задумается: не взять ли её, ради, так сказать, большей демократичности, с собой? Потому что мирные выступления мирными выступлениями, а стоять такому прекрасному в цивильной курточке со смартфоном возле строя полицейских в бронежилетах и с дубинками не очень уютно. Особенно когда понимаешь, что, пусть они сегодня и приветливо улыбаются, всё-таки ими руководит та самая власть, которая лишает тебя прав и против которой ты, собственно, и вышел. И мало ли что. Понятно, что, когда будешь уже там, эта кастетоподобная фитюлька в кармане тоже уверенности не добавит. На фоне целых машин с «космонавтами». Но перед выходом из квартиры ты ведь их ещё видел. А отбиватор сам в руку просится... Это так, сказочка. Для примера.       

Шей Кармон. ТостерШтуковина под мудрёным названием дефибриллятор вошла в наши сознания из художественных фильмов, сперва западных, а потом и наших. Показанием к дефибрилляции явлется, ожидаемо, фибрилляция желудочков сердца. Это такое состояние этих самых желудочков, когда каждое мышечное волокно сокращается в своём собственном ритме, в результате чего сердце в целом не бьётся, а так, копошится и норовит захлебнуться. Когда это случается, добрые врачи говорят: «Мы его теряем!» Потом берут дефибриллятор (это два таких металлических блина с дверными ручками, от которых тянутся провода, как от старой телефонной трубки) и шарахают в бастующее сердце четыре тысячи вольт. Если мало – пять тысяч, шесть... И оно, сердце, перепугавшись, что могут вжарить и больше, начинает стукаться, как миленькое.

Это было введение. Теперь к теме. Мы как-то уже писали о том, как можно превратить детский обед в игру. Но, если подумать, ввести игровой элемент в процесс принятия пищи взрослыми, тоже не помешает. Особенно если это какие-то повседневные дежурные бутерброды, которые видеть уже не можешь. Добавил к ним игровой элемент – и уже не так уныло. Вероятно, именно этими соображениями рукодствовался дизайнер Шей Кармон (Shay Carmon), сочиняя свой тостер.       

Лидия Константиновна Дробышевская с гитаройЕсть такая техника игры на гитаре – с использованием слайда, слайд-гитара. Слайд – это металлическая, фарфоровая, стеклянная или пластиковая трубочка или пластинка, которую или надевают на палец левой руки, или просто в этой руке держат. Слайдом скользят по струнам, прижимая их к грифу. Звук при этом получается не такой, как когда используют просто пальцы.

Придумали этот метод игры чёрные афроафриканцы в чёрной Африке в незапамятные чёрные времена, когда белые люди ещё не спустились к ним с неба по выдолбленному стволу баобаба. Чуваки просто натягивали струну на двух вбитых в какое-нибудь бревно шпеньках, щипали её одной рукой, а другой водили по ней вываренной костью врага из соседней деревни.

Когда же рабовладельцы оторвали африканских музыкантов от корней и любимого дела и привезли в Америку, им там, во-первых, попала в руки гитара, а во-вторых – бутылка. Опорожнив бутылку, ребята быстро сообразили, что если водить бутылкой по нескольким струнам, звук выходит интереснее, чем если костью по одной.       

Ртутный термометр со шкалой Цельсия. Франция, 1790 год, мастер Пьер Касати (Pierre Casati)Самая знаменитая и используемая (по крайней мере, в наших пенатах) температурная шкала принадлежит, как оказалось, не вполне Цельсию. И не надо спорить и говорить, что мы все с детства температуру тушки сверяем именно с цельсиевскими тридцатью шестью и шестью, при цельсиевском нуле начинаем убиваться об асфальт, а при цельсиевских же минус двадцати пить водку и мечтать навсегда уехать в тёплые страны. Потому что хоть всё и так, Цельсий в этом не виноват. То есть, он и в самом деле в 1742-м году изобрёл температурную шкалу. И ещё до того, будучи студентом, увлекался всякими метеонаблюдениями и был страшно недоволен невозможностью опубликовать их результаты так, чтобы все поняли написанное и сделали это одинаково хотя бы в области цифр. Потому что ну очень-очень много разных тогда было принято шкал, каждый измерял по-своему. И даже разные чуваки, принявшие за контрольные точки температуру свершения одних и тех же природных фиговин, могли, при сверке, не совпасть, потому что один брал, например, отметку на точке, когда становится невыносимо жарко в Провансе, а другой – когда в Ютландии. Цельсий решил положить конец этой измерительной анархии и стал проверять, зависит ли температура кипения воды от географической широты и всякого прочего. Оказалось, что атмосферного давления зависит, а широта более или менее пофиг. Вот эту самую точку кипения воды Андерс Цельсий и взял... за ноль. Вот так-то. А за 100 градусов – температуру её, воды, таяния/замерзания. Короче говоря, если бы всё сейчас осталось, как он придумал, в Москве случались бы 120-градусные морозы, а в бане мы парились бы при температуре, стремящейся упасть до нуля.       

10