ОбзорыРепортажИнтервьюТест-драйвДегустацияExpert talkО проекте
RSS Mail

Необычная Мария

Елена Флерова. Богоматерь ВилановаЭтот пост был написан для моего личного блога, но переел ресурсов у хостера, меня отключили, и я был вынужден перенести его сюда. Это не совсем формат Хреновины.net, но так уж вышло.

Сразу предупреждаю: детям и христианам этот пост лучше не смотреть, чтобы потом не жаловаться на чувства и всё такое. Вообще всем, кто склонен иметь религиозные чувства, этот пост лучше не смотреть. Ещё раз: дети и христиане, этот пост не для вас, не ходите под кат, не пролистывайте страницу ниже, если это rss, и т.п. Лучше сходите на какой-нибудь другой сайт. Я предупредил. Если вы продолжите чтение и оскорбитесь, значит, испытать оскорбление было вашим собственным осознанным желанием и вы сами всецело за это оскорбление перед собой отвечаете.

Остальные могут остаться.

* * *

Итак. Как вы наверное, знаете, меня занимают интерпретации расхожих мифов и мемов. В том числе интерпретации визуальные. Большинство из них, как правило, весьма примитивны и сводятся к тому, что к устоявшемуся словесному или иконическому объекту более или менее произвольно добавляют что-нибудь ему не свойственное. Что-нибудь, что традиционно с этим образом не сочетается и даже противопоставляется ему. Иногда в эти сочетания интерпретатор вкладывает какой-то смысл, иногда какие-то занятные семантические пласты возникают помимо его воли, но часто сочетания ожидаемы, а их смысл сводится к «я вас провоцирую», «я стараюсь вызвать у вас отрицательные эмоции». Проще всего это производить с более или менее сакральными знаками. Потому что сакральность почти всегда работает в содружестве с догмой и почти всегда требует почтения, включающего в себя если не незыблемость не только содержания, но и формы, то, по крайней мере, очень аккуратную работу по их изменению. Любая мелочь может привести к ссорам, войнам, расколам. Как то – троеперстие вместо двоеперстия, иная транскрипция того же слова, иной календарь, иной штрих в изображении. Хотите кого-нибудь шокировать, раздразнить – возьмите что-нибудь сакральное и поступите с ним неаккуратно, причём публично. Другое дело, что в наше время, когда сакральное в смысле собственно сакрального существует для относительно небольших групп, а большая часть производителей высказываний существует в секулярном постмодерном пространстве, формально провокативные интерпретации и гибриды мемов штампуются сотнями тысяч и немедленно распространяются через информационные сети. Существенная их доля при этом не имеет шанса встретить хранителей сакральной догмы и сработать как собственно провокация. Они натыкаются на других таких же секулярных постмодерных людей, которые воспринимают их сложнее по числу ходов и проще по эмоциональным и юридическим последствиям и для себя, и для интерпретаторов. То есть, если мем распространён и общепонятен, если он происходит из всеобщих мемов, например, модерна еврохристианской цивилизации, постмодерные реципиенты знают, что он должен шокировать. При этом честного догматического сознания у них нет и собственно шока не происходит. Зато у них есть воображение. Они легко могут себе представить шок и трепет потревоженного догматического сознания. Вместо шока продуцируется картинка шока. И чем безжалостнее интерпретатор вторгается в сакральное поле мема, тем картинка измышленного шока ярче, красивее, а яркие картинки вполне способны вызывать восхищение. Правда, промежуточные звенья этой цепи пролетают столь стремительно, что воспринимающий ощущает лишь восхищение, лишь удовольствие. Само собой, о неких реальных носителях сакральной догмы он едва ли думает, обращаясь лишь к с собственной культурной памяти, к набору исторических условностей, знакомых скорее по книгам, фильмам и изображениям, нежели по действительному социальному взаимодействию. В результате номинально провокативные развития сакральных мемов становятся квазипровокативными, псевдопровокативными, обращёнными не к сакральному, а лишь к памяти о нём. То, что в период господства догмы было немыслимо, вливается в бесчисленные сонмы банальных и ожидаемых беззлобных шуток, не вызывая уже даже и восхищения, лишь вялую скучающую улыбку – как память о восхищении, которое когда-то вызывалось пониманием того, что задевает память сакрального. Грубое вмешательство в ткань прежних мифов становится материей как бы остывшей. Она никого не горячит, с ней обращаются обыденно, как с тапочками, как с компьютером, как с пивом.

Однако сакральное на то и сакральное, что отпускает не сразу, не всех и не в одно время. И в постмодерном секулярном континууме слабо колышутся, медленно меняя береговые очертания, островки Госпожи Догмы. Информационный сёрфер, проскакивая по их поверхности, не всегда понимает, что это нечто особенное, нечто несколько иное. Для него это просто точки на разноцветном полотне. Он не то чтобы не понимает, что люди за этими точками обучены чувствовать и реагировать иначе, нежели он, – у него нет необходимости понимать это, вообще как-то выделять этих людей. Большая часть продукции интрепретаторов от сёрфера к сёрферу разносится по информационным сетям, не задевая догматических уголков. Даже те, что проносятся сквозь них или в непосредственной близи от них, не всегда попадают в поле внимания носителей сакральности. Просто те чаще всего смотрят в другую сторону – когда потому, что у них другие интересы, когда случайно. Да и если провокационная химера попадается на глаза хранителю кажущейся незыблемости, провокация не обязательно становится свершившейся. Во-первых, она могла пройти уже столько ступеней изменения в постмодерной среде, что сакралист элементарно не узнает в ней своего священного мифа и не узрит оскорбления. Во-вторых, крепкие в догме часто находят в ней и эмоциональную опору, которую не пробить банальным нарушением правил, пришедшим извне и вовне же легко отправляемым. Могут быть и иные причины. Но иногда носителей сакрального в самом деле задевает. И тогда они обрушиваются со своей, обычно внутренней, риторикой на внешних по отношению к ним обычных людей. И пока они гремят, вялая шутка торжествует, временно становясь настоящей провокацией, снарядом в стену догмы, удачным произведением искусства, ещё чем-то значимым. И как-то тысячи людей перестают замечать, что снаряды такие свистят вокруг беспрестанно и большей частью совершенно эфемерны, никого не задевают и никому не вредят. И этот такой же. Просто, ему повезло. И потому не снаряд хорош, а ситуация. И не смеситель-химерист, или, во всяком случае, не только он, вырастил свою химеру в по-настоящему большого зверя – её кормили сакралисты. Потом риторика утихает, и инфицированный мем возвращается к стадам себе подобных. Что гремел, что нет – вновь тишина. Правда, иных из тех, на кого случайные сакралисты обрушивают свой случайный гнев, то, что должно было вызвать дежурные улыбки, ухмылки и пожатия плечами, может привести к настоящим неприятностям и даже к трагедии. А может и к славе или к деньгам. Как повезёт.

Нередко отсылающий к сакральности шум по поводу игры с мемами поднимают политики или неофиты. Первые, конечно, ради корысти, вторые – потому что в отличие от закоренелых сакралистов ещё не отгородились забором догмы от мира суетного, ещё не утвердились на ней стойко, а также – потому что в силу неофитского восторга неправильно оценивают соотношение сакрального и секулярного в собственном мире и, обратившись сами и испытывая от этого удовлетворение, стремятся подсадить и иных. Неофит – это сплошная рана. На неё может упасть солью даже то, что, в общем-то, ею и близко не является. Как стали солью на рану сознания майки с совершенно невинной надписью «Богородица, Путина прогони» для околоправославных неофитов, прославившихся скандалом в кафе.

Неофитом в этом смысле может быть и целая субкультура – как христианство в пост-СССР. Конечно, у него есть некое ядро традиции, но в целом это – после атеистических десятилетий – явление новое, неофитское, неуспокоенное, нетвёрдое, колышущееся. Во многих местах, где христианская традиция не прерывалась, она стала уставшей, привычной. Химерические коктейли на основе её знаков там стали обыденностью. Они проникают там даже внутрь формально сакрализованных локусов и входят в них, как в тёплое масло, без сопротивления. Они местами уже даже не провокации, а просто развитие прежних наборов знаков в новых контекстах. Без шока, без трепета, без восторга. Но те, кто позавчера не отличал Богоматери от Магдалины, а вчера прониклись важностью сего различия, внезапно становятся на его страже в, казалось бы, произвольных местах, вне границ, там, где их локальному чуду ничто и не думало угрожать. Просто что-то напомнило, что-то примстилось, а покачивающееся невежественное в собственной догме непонятное новое нечто в смеси воодушевления и испуга выпрастало клыки и клинки и безумствует.

Интересно, что части знаковых и образных рядов близкородственных ветвей ранее единой догмы могут восприниматься сидящими на соседних, а тем более дальних ветвях точно так же, как постмодерные провокации. Неофит же и простодушный невежественный сакралист могут воспринять как постмодерную провокацию даже некую часть той традиции, той мифики, к которой сами формально принадлежат. В конце концов, границы любой сакральной традиции прозрачны и подвижны. А потому внутри одной догматической номинации могут быть группы, считающие себя настоящими стойкими хранителями, а друг друга – постмодернистскими провокаторами или, как минимум, невольными союзниками таковых.

Для большинства же людей обычных, живущих бытом, всех этих процессов вовсе не существует. Ни в качестве увлекательных, ни в качестве скучных или раздражающих. Но стоит вбросить в их мир некий набор картинок и громких слов, сопроводить их каким-нибудь минимальным пояснением – и сотни и тысячи обывателей в один миг ощущают некое отношение к чужой им сакральности, к чужим эмоциональным основаниям, к неведомой системе ценностей и целей, принимают сторону в реальной или гипотетической дискуссии и, как минимум, оставляют прочувствованный комментарий с орфографическими ошибками в фейсбуке. И симуляция причастности сколько-то минут приятно бередит что-то внутри их ритмично пощёлкивающих организмов. Они получают пищу для суждения. Хотя, как правило, это суждение укладывается в один бит: 1 или 0. В лучшем случае сиюминутная иллюзия причастности возвышает кого-то до неопределённого «М-м-м...» Но проходит полгода – и забывается всё: чья была догма, чья неаккуратная провокация, а главное – почему это тебя так занимало.

И только коллекционеры интерпретаций продолжают просеивать между пальцев тысячи однотипных стишков и картинок, зародившихся возле чужого сакрального, – будто надеются, что когда-то в ладони осядет что-нибудь по-настоящему твёрдое, инвариантное, такое... Впрочем, какое «такое»? Игра есть игра. Обычная дурная привычка. Вроде филателии.

* * *

Ну вот. Надеюсь, многие из тех, кто не отсеялся после дисклеймера, ушли в ужасе, бросив читать предисловие. Остальные могут вместе со мной развлечься, разглядывая картинки. Тема сегодняшнего урока: развитие иконографии Девы Марии. Преимущественно в постмодернистском ключе и, скажу сразу, преимущественно довольно слабое. Только будучи собранными числом более десяти эти изображения производят какое-то впечатление. Пусть это впечатление и сродни тому, что на домоседа производит очередь в кассу метро или – скорее – праздничное гулянье.

Ниже – слайды.

Большая часть изображений (но не все), которые вы увидите сегодня, восходят к западной иконографической марианистике. В православии, в русской иконе всё уплощено и формализовано, возможность восприятия его как чего-то телесного сведена к исчезающему минимуму. Тут продумано всё – вплоть до овальных горизонтально ориентированных или треугольных зрачков (потому что круглые делают глаза беспокойными). Лидер русского Раскола протопоп Аввакум в своё время писал, возмущаясь иными иконописцами, что они, дескать, пишут Христа и Деву «мослатыми», из-за чего телесность отвлекает от священного значения этих изображений. Кто знает, какие именно иконы так сильно не нравились знаменитому раскольнику и автоагиографисту, но почти любая восточная икона не имеет и грамма телесности на фоне западных церковных статуй и западной светской живописи на религиозные темы.

Сравните. Вот восточная Казанская икона Божией Матери:

Икона Божией Матери Казанская

Икона Божией Матери Казанская

А вот – «Святое семейство с пастухами» Якоба Йорданса:

Якоб Йорданс. Святое семейство с пастухами

Якоб Йорданс. Святое семейство с пастухами

Второе на фоне первого выглядит почти как софт порно. Симпатичная здоровая молодая женщина с обнажённой красивой грудью. Такое ощущение, что сюжет с Марией и младенцем Христом – только предлог. Подлинная цель художника – это лицо, эта шея и эта грудь.

Жану Фуке для его «Мадонны с младенцем» из Меленского диптиха (пусть и весьма схематизированной в плане цветового решения) позировала знаменитая куртизанка, любовница короля Карла VII Аньес Сорель. Не просто общепризнанная на тот момент красавица, но женщина весьма лёгкого и даже скандального поведения. Среди прочих её заслуг – введение в моду нарядов, в качестве элегантной небрежности полностью обнажавших одну грудь. Вот Аньес в образе Мадонны с Божественным Младенцем и ангелами:

Жан Фуке. Мадонна с младенцем

Жан Фуке. Мадонна с младенцем

А вот её же портрет кисти того же художника в, так сказать, повседневном обличии:

Жан Фуке. Портрет Аньес Сорель

Жан Фуке. Портрет Аньес Сорель

Ход мысли художника, в общем понятен: мадонну принято изображать с одной обнажённой грудью, есть красивая женщина, которая ходит с обнажённой грудью, художникам принято рисовать мадонн – надо нарисовать её в образе мадонны. Чего здесь больше – сакрального? эстетического? эротического?

Многочисленные знаменитые Мадонны Рафаэля числом с полсотни тоже все как одна миловидные девушки. Веками молодые люди влюблялись в эти изображения и видели их в эротических снах. Вот одно из них – «Мадонна с канделябрами»:

Рафаэль. Мадонна с канделябрами

Рафаэль. Мадонна с канделябрами

Младенец Иисус здесь тоже, кстати, выглядит шкодливо. В русской иконе такое немыслимо. Уверен, увидь эти картины кто-нибудь вроде того же Аввакума – пришёл бы в бешенство. Ну, или преисполнился бы скорби. Того гляди – и казнить потребовали бы художников. Но к сегодняшнему все, даже большинство носителей восточной христианской традиции, к этим мадоннам привыкли. Это уже классика. Слово «классика» – тоже имя сакральной традиции, другой. «Классика – это святое». Уважается в силу возраста. И какая-нибудь вольная интерпретация уже этих сюжетов может задеть блюстителей сего нечётко очерченного корпуса изображений, написанных когда-то для чьего-то развлечения. Ну и потому, что это изображение Богоматери – тоже.

Вообще, надо сказать, в западной традиции культ Марии очень телесен и наполнен всеми чертами культа женских божеств античности. Мария Запада – это новая Кибела-Рея, новая Венера, Исида, новая Юнона. Великая Богиня любви, плодородия, сострадания, вожделения и всего такого. Она там одновременно и более божественна, вытесняя местами культ самого Христа, и более человечна. У неё нормальные руки, нормальные ноги, сиськи. Её близость Венере и иным старым богиням видели и понимали многие в Европе, так сказать, с самого начала, всегда. В традиционной западной иконографии Мария с ангелочками и «бэбикристом» отличается от Афродиты с купидонами только тем, что одета. Этому замечательному сходству священных дев проказник Эварист Парни посвятил немало строк своей развесёлой поэмы «Война богов».

А современные, наследующие всему этому, художники иногда вовсе изображают Венеру и Марию едва ли не близняшками.

И, да, кстати, современные художники легко обнажают своим богородицам не только грудь, но и всё остальное. Ибо развитие эротического культа/культа плодородия, никуда не денешься. Хотя, как известно, Библия велит христианам «не обнажать наготы», а потому голые мадонны нет-нет да и попадут где-нибудь в чьи-то религиозные чувства, нет-нет да и вызовут скандал. Хотя, в общем, в жанре ню-фотографии, например, уже бог знает сколько лет чуть ли не любое фото голой женщины с ребёнком или чем-то похожим на руках называют словами «Мадонна» или «Богородица». Ну просто потому, что это не просто параллель, а очень сильно параллельная параллель, никак иначе. То есть, если на протяжении веков наводнять мир изображениями женщины с младенцем на руках и говорить всем, что это «мадонна», «богородица», то, как минимум, часть людей в результате этого будут думать эти слова, глядя на любую женщину с младенцем на руках. Ну, или не с младенцем. А уж во что она при этом одета и вообще одета ли – дело десятое.

Не могу ручаться, но, кажется, одним из первых, если не вообще первым, Мадонну обнажил в конце XIX века Эдвард Мунк. Из обычных атрибутов Богородицы он оставил на своей картине только нимб. Тема же материнства, была передана в одной из версий картины (Мунк нарисовал их несколько) с помощью рамки с изображениями сперматозоидов и скрюченного эмбриона в углу. То есть, обычного материнства. Человеческого. Позировала ему для этой картины норвежская писательница Дагни Юль.

Эдвард Мунк. Мадонна. 1894

Эдвард Мунк. Мадонна


Эдвард Мунк. Мадонна

Эдвард Мунк. Мадонна

Другой авангардист, Макс Эрнст, представил Марию в ином непривычном виде: он решил, что, будучи в те стародавние и вовсе не вегетарианские времена матерью, она едва ли могла обойтись без такой вещи, как наказания ребёнка.

Макс Эрнст. Богородица наказывает младенца Иисуса

Макс Эрнст. Богородица наказывает младенца Иисуса

Кстати, о материнстве. Как изображают беременность Богоматери (ну, то есть боговоплощение) в восточной традиции?

В родах помощница Пресвятая Богородица

В родах помощница Пресвятая Богородица


В родах помощница Пресвятая Богородица

В родах помощница Пресвятая Богородица. http://www.babyblog.ru/user/Fairy_A/3000960

Донельзя символично, схематично.

А как в западной?

Пьеро ди Козимо . «Воплощение Иисуса»

Пьеро ди Козимо. «Воплощение Иисуса»


Nuestra Señora de la Encarnación. Marbella

Nuestra Señora de la Encarnación. Marbella. http://www.encarnacionmarbella.com/foto_encarnacion.html

Беременная женщина, более или менее определённым образом одетая и украшенная. Ну, то есть, для посттрадиции тут достаточно любую беременную женщину подобным образом снарядить, руки ей сложить как надо – и вот вам Nuestra Señora. А если шире ловить сходство – просто изобразить любую беременную женщину. Хотя с атрибутами, конечно же, более явно.

Впрочем, современные художники могут легко совместить и натурально беременный живот, и схематично-символичный разрез, и кибелическую функцию Матери Мира, Богини Неба.

Вот, кстати, интересная Мадонна украинского фотографа Олеся Романюка. Это не просто молодая женщина (тоже, кстати, обнажённая) с младенцем на руках – она помещена в частично разрушенное традиционное сакральное пространство, она собирает его вокруг себя, оживляет его, затмевая собой следы вползания в сакральный локус низовой культуры – грубые примитивные настенные надписи.

Олесь Романюк. Мадонна

Олесь Романюк. Мадонна. http://shuka4.deviantart.com/art/MADONNA-163778927

Западные миловидные реалистичные мадонны, между прочим, оказали немалое влияние на манеру изображения индуистских богинь. Традиционные мурти, думаю, все видели, да? Типа таких:

Парвати с Ганешей на руках

Парвати с Ганешей на руках

А вот тут уже Европа посидела:

Goddess Parvati with Bal Ganesha

Goddess Parvati with Bal Ganesha


Child Krishna with his mother Yashoda - Vintage Print

Child Krishna with his mother Yashoda – Vintage Print

Сравните, вот, например, с Мадонной Миньяра:

Пьер Миньяр. Дева с виноградом

Пьер Миньяр. Дева с виноградом

Или Луини:

Бернардо Луини. Мадонна

Бернардо Луини. Мадонна

Ладно. Отвлёкся. Перечислим ещё атрибуты, по которым можно опознать в изображении женщины отголоски иконографии Богородицы. Кроме реального или условного младенца на руках, обнажённой груди, схематически-символического разреза беременного живота или собственно беременного живота, а также подписей, разумеется, с ними всё понятно. Дальше что у нас? Нимб. Корона или нечто на неё похожее. Сияние. Соседство с колыбелью, плотником, пастухами или волхвами и сельскохозяйственными животными. Спадающий с головы длинный покров, фата. Разведённые в стороны (возможно, согнутые при этом в локтях) и приопущенные руки, обращённые ладонями к зрителю. Сине-голубое или бело-голубое одеяние. Красное или пурпурное одеяние. Золотое одеяние. Силуэт a la «баба на чайник» (католики часто наряжают статуи в храмах в изукрашенные накидки из плотных дорогих тканей, которые не опадают мягко, а топорщатся золочёными конусами с широким основанием). Регалии (скипетр, держава). Символическое изображение «Святого Сердца» на груди или в руках. Ноги, стоящие на облаке. Длинные чётки с крестом или, опять же, со «Святым Сердцем». Руки, сложенные в молитвенном жесте. Соседство с голубем. Перекличка с узнаваемыми элементами какого-нибудь знаменитого изображения, рафаэлевой «Сикстинской Мадонны», например. А также... впрочем, здесь остановлюсь подробнее.

Есть в западной церкви один распространённый и сильно почитаемый, особенно на американском контитененте, канон изображения Девы Марии, давший пищу для какого-то просто нереального числа ремейков и ремиксов, – Святая Дева Гваделупская, Гуадалупе. Изначально это якобы нерукотворный образ, обретённый крещёным крестьянином из индейцев Хуаном Диего Куаухтлатоатцином. Ему будто бы несколько раз являлась Святая Мария и настоятельно повелевала отправиться к местному (дело происходило в Мексике) епископу и передать тому её повеление о постройке нового храма на холме на месте бывшего языческого святилища. Индеец повиновался, но епископ разумнейше рассудил, что если по слову каждого индейца храм строить, никаких денег не хватит. И даже холмов. Ну и, в общем, ответил Хуану Диего вежливо, чтобы тот приходил завтра, а лучше и совсем через год. Или через четыре. Хуан Диего ушёл восвояси, но ему снова явилась Дева и повторила требование о строительстве храма. Хуан снова пошёл к епископу. Тот дерзкой настойчивостью крестьянина был впечатлён, но не более. Чтобы решить вопрос окончательно, епископ сказал индейскому визионеру примерно следующее: «Брат, ок, тебе явилась некая и попросила передать мне, чтоб я построил храм. Отчего она не сказала мне это лично? Допустим, это Богородица, допустим, я верю, что ты не врёшь, но откуда мне знать, что ты сам не пребываешь в прелести и заблуждении? Знаешь что? Попроси свою визитёршу подать мне какой-нибудь понятный знак. Будет знак – будет церква, усёк?» Индеец перед Девою отчитался, а та ему говорит: «Знак, значит, ему подавай? Ок, знак так знак. Пойди-ка срежь вооон те розы и отнеси епископу». Замотанный туда-сюда, но верный Богородице Куаухтлатоатцин взглянул на пышный розовый куст и совершенно не вкурил, как букет сможет убедить упрямого епископа в его, Куаухтлатоатцина, правоте. Известно же: землю – крестянам, бабе – цветы, а епископ – не баба. Тем не менее, Хуан Диего срезал с куста все розы, сложил их ворохом в свою накидку и так, в накидке, поволок епископу. Тот, завидя гору цветов, немного удивился. Типа: «Это всё мне? А за что?» Но когда индеец вывалил розы к ногам пресвитера, они оба увидели, что на внутренней стороне накидки возник сам собою нерукотворный образ Святой Марии. Вот этот:

Virgen de Guadalupe

Virgen de Guadalupe

А было это примерно так:

Обретение нерукотворного образа Девы Гуадалупе

Обретение нерукотворного образа Девы Гуадалупе

Ну и построили церковь и настало всем счастье: Хуана Диего причислили к лику святых, а к построенному-таки собору, в котором с тех пор висит якобы нерукотворный лик, ежегодно стекаются до 12 миллионов паломников со всего католического мира. Ну и просто туристов тоже, разумеется.

Есть, правда, в этой истории одно жирное «но», на которое всем пофиг: упомянутый в легенде епископ, Хуан де Сумаррага, был человеком для своего времени превесьма рационально мыслящим, в чудеса не верил и хотя, например, боролся с ведьмами, считал последних не колдуньями, а скорее опасными лгуньями, сумасшедшими и истеричками. Де Сумаррага оставил после себя немало своеручных текстов самого различного содержания, но ни в одном из них он не упоминает о настойчивом индейце и о нерукотворном образе. Хотя казалось бы – главное событие в жизни ведь, гораздо важнее, чем учреждение в Мексике образования для индейцев, например, и хиротонисания индейских пресвитеров. Нет. Ни слова. Но всем, как я уже говорил, пофиг. Дева Гуадалупе уже несколько веков – самое почитаемое изображение Богородицы в Латинской Америке. А если вокруг любого продолговатого предмета изобразить нечто похожее на вот такое вот сияние, как на изображении выше, в нём немедленно легко узнаётся эта вот самая Гуадалупе. Поэтому разного рода интерпретаторами этот образ также весьма любим. Чуть ниже увидите.

Так, а собственно почему она называется Девой Гвадалупской, если обретение её лика произошло на холме Тепейак в Мексике, а Гвадалупе – это городок в Испании? А потому что представилась визитёрша визионеру не иначе как «Богородицей из Гваделупы – истинной матерью Христа». Человеку стороннему это немного странно, конечно, слышать, потому как он более или мене в курсе, что Богородица – из Палестины. Это, мягко говоря, несколько в другом месте.

Дело в том, что в традиционном христианстве, т.е. в православии и в католичестве, особым образом проявившиеся в истории изображения Христа и святых, особенно те, что считаются «нерукотворными», почитаются, так сказать, несколько отдельно, что ли, от соответствующих евангельских и агиографийных персонажей. Обращаясь к знаменитой иконе или статуе, обращаются не просто к изображённому на ней святому, но часто присовокупляют специальный эпитет, относящийся именно к этому изображению. В этом есть нечто от древнего низового язычества, когда народ полагал, что бог живёт непосредственно в статуе, в изображении или в другом священном предмете или месте. В одной статуе один бог, в другой – другой. И, например, Аполлон Вейский и Аполлон Бельведерский – это разные аполлоны. Для обычного селянина был в первую очередь актуален тот Аполлон (или даже скорее тот Дионис), что живёт в священной роще за околицей. Но и к знаменитой статуе он в принципе мог в случае большой необходимости сходить, потому как ходили слухи, что эта статуя – очень мощный Аполлон. На более высоком уровне эти особенные, «чудотворные» изображения воспринимаются как нечто вроде особенно удачных терминальных устройств. Ну, то есть, обращаясь не просто к «Деве Марии», а к «Деве Марии Гуадалупе», человек будто называет некий код доступа к устройству связи.

Так что же такая Дева из Гваделупы, будто бы явившаяся некоему индейцу? Она – статуя. Стоит в монастыре в городишке Гвадалупе в Испании. Непонятно, нерукотворная ли, но уж во всяком случае обретённая. И, само собой, чудотворная. То есть, понимаете, Хуану Диего, недавнему язычнику, идолопоклоннику, явилось то, что понятно индейцам, – идол. Тут наблюдается интересная сериализация: если испанская статуя – частичное воплощение Марии или удачный терминал для связи с ней, индейцу явилась девушка, представившаяся этой статуей, изображение на его накидке – это тогда воплощение чего? Терминал для связи с чем/кем? С Санта Марией де Гуадалупе. То есть, говоря современным языком, с узлом более высокого уровня, с аплинком, с сервером. Оно и понятно: Гвадалупская Дева из Гвадалупе – покровительница всего «испанского мира», а «Гвадалупская Дева» из Мехико – только Латинской Америки. Сетевая иерархическая система. Жители колоний должны обращаться с мольбами к местному узлу, тот фильтрует, переадресовывает на центральный узел в метрополию, а оттуда уже то, что в самом деле важно, идёт дальше/выше.

Испанская Санта Мария де Гуадалупе выглядит так:

Санта Мария де Гуадалупе

Санта Мария де Гуадалупе. http://hrenovina.net/890

Пожалуй, одна из самых знаменитых среди описанных выше мадонн-статуй в конусовидных роскошных одеждах. Её тоже только ленивый не рисовал. Дали, вот, рисовал.

Сальвадор Дали. Дева Мария Гвадалупская

Сальвадор Дали. Дева Мария Гвадалупская

Но вернёмся к Деве Гуадалупе Мексиканской. Если взглянуть на её историю шире, чем она описана в агиографии Х. Д. Куаухтлатоатцина, она оказывается ещё интереснее. Фишка в том, что ацтекский храм на холме, который разрушили католики и на месте которого Хуан попросил епископа построить церковь Мадонны Гвадалупской, был посвящён Великой Богине Смерти, хтонической даме, которую индейцы называли по-своему Тонанцин – Наша Мать. Но ведь и испанцы-францисканцы, построившие на этом холме храм Марии, называли последнюю Nuestra Madre – Наша Мать, то есть, по-ацтекски как? Правильно! Тонанцин! В результате сложился синкретичный ацтекско-католический культ Девы Гуадалупе – Санта Муэрте, а одним из популярных иконических образов Гваделупской Мадонны стала традиционная Гуадалупе с голым мёртвым черепом вместо живой головы:

Guadalupe Santa Muerte

Guadalupe Santa Muerte

Ну, или просто девушка с лицом, разуркашенным под Калаверу, узорчатый череп, символ мексиканского праздника Dia De Los Muertos, Дня Мёртвых.

Deja Garcia. Virgin Santa Muerte

Deja Garcia. Virgin Santa Muerte. http://oaklandsweetart.wordpress.com

Раньше мода на эту весёлую раскраску была эндемиком Латинской Америки и латиноамериканской диаспоры в США, но сегодня, благодаря субкультуре «готов» и вообще всеобщей моде на символы смерти, распространилась по всему миру. Так что, увидите тёлочку с фейсом в таком гриме – знайте: это она Богородицей вырядилась.

Обратите внимание на медальончик с Бароном Субботой, висящий чуть выше изображения проткнутого кинжалом (о кинжалах, кстати, тоже поговорим) Святого Сердца. Он тут как нельзя кстати: в испанских и португальских колониях местные и завезённые негритянские культы, все эти Санта Муэрте, вуду, кандомбле, намертво перемешались с культами католических святых, в первую очередь – Девы Марии. Вот, например, гаитянские вудуисты справляют праздник Богородицы-на-горе-Кармель, по их мнению – одного из воплощений лоа Эрзули, богини любви, покровительницы лесбиянок, заступницы обделённых, жены Легбы.

Жан-Клод Кутусс. Вудуистский обряд счастливого купания (Гаити) в один из дней праздника Богородицы-на-горе-Кармель (Эрзули)

Жан-Клод Кутусс. Вудуистский обряд счастливого купания в один из дней праздника Богородицы-на-горе-Кармель (Эрзули). http://www.coutausse.com/#/%E2%80%A2personal-work/voodoo-in-haiti-1994-to-1997/haitivoodoo-25

А вот «чудотворная» Ченстоховская икона Божией Матери, по преданию, написанная самим евангелистом Лукой:

Obraz Matki Boskiej Częstochowskiej

Obraz Matki Boskiej Częstochowskiej

Вуду-пипл почитают эту икону как изображение Эрзули, некоторые вудуисты даже совершают паломничества в польский ясногорский монастырь для поклонения ей и молятся там вместе с католиками и православными, которые тоже приходят туда для этого. Почему так случилось? Ну как же: во-первых, эта Богородица – «чёрная» (тёмный лик), во-вторых, лоа Эрзули должна изображаться со следами от ударов кнута на теле, она ведь богиня рабов, а на Ченстоховской Матке Боске – следы от ударов гуситских сабель. Почти то же самое, как бы.

Но вернёмся опять к Гуадалупе. Есть у этого образа ещё одна особенность: католики норовят разглядеть его чуть более чем везде. Например, ирландские католики узрели ея очертания в спиле старого дерева в Раткиле.

Virgin Discovered in Rathkeale

Virgin Discovered in Rathkeale

Хотя, по-моему, в этом спиле можно узреть совершенно кого угодно – от Льва Толстого до Дарта Вейдера. Но каждый видит то, что хочет. И где хочет. Впрочем, от явного сходства никуда не денешься. Особенно учитывая кибелические корни марианского культа. Это я о чём. Это я вот о чём:

Сходства уж во всяком случае не меньше, чем в ирландском пеньке. И заметили его независмо друг от друга разные люди в разных местах и в разное время.

Heather Buchanan. The Holy Vagina Mary

Heather Buchanan. The Holy Vagina Mary



Не только в Гуадалупе люди видят сей притягательный предмет.

Вот, например, Мадонна Междугорская (которая будто бы время от времени является жителям селения Междугорье в Черногории; впрочем, Фатимская выглядит, по-моему, почти так же, если я правильно помню):

Дева Мария Междугорская

А вот кто-то увидел сходство:

Vagina Mary

Vagina Mary. http://mountheavy.tumblr.com/post/19787771471

Ещё один интересный традиционный образ Марии – с кинжалами или мечами, вонзёнными ей в грудь. На Западе это Божия Матерь Печали (Our Lady of Sorrows, Mater Dolorosa), на Востоке – Икона Божией Матери «Умягчение Злых Сердец» («Семистрельная»). Так вот, иногда эти изображения выглядят по-настоящему жёстко – будто в самом деле женщине клинки в грудь воткнули.

Our Lady of Sorrows

Our Lady of Sorrows


Stabat Mater Dolorosa

Stabat Mater Dolorosa


Mater Dolorosa. From the collection of the Laderas clan

Mater Dolorosa. From the collection of the Laderas clan. http://www.flickr.com/photos/ecclesiasticalarts/3433659222/

Сравните с восточным вариантом:

Умягчение злых сердец

Умягчение злых сердец


Ну и дальше разные преимущественно постмодерные Марии разной степени химеричности. Попробую приблизительно раскидать картинки по темам.

* * *

Интересный способ конструирования интерпретаций даёт традиция наименования явлений и изображений мадонны: Богоматерь [Чего-Нибудь] – Our Lady of [XXX] (например, Богоматерь Горы Кармель – Our Lady of Carmel). Чего только на место этого «чего-нибудь» не подставляли.


Santisima Virgen de las Barrikadas

Santisima Virgen de las Barrikadas. http://www.flickr.com/photos/spacefungi/3650804541/


Богоматерь снижения веса

Богоматерь снижения веса



Катрина Грекоф. Мадонна XX века

Катрина Грекоф. Мадонна XX века. http://wagner.deviantart.com/art/Madonna-XX-c-276070817


Сэр Питер Блейк. Мадонна пляжа

Сэр Питер Блейк. Мадонна пляжа. http://www.artline-spb.com/en/blog/page3/


В следующей картинке я жизни не заподозрил бы Богородицы, скорее какое-нибудь индийское божество. Ну, разве в той степени, в которой все женские божества суть проявления одного архетипа. Однако в названии работы присутствует сочетание Our Lady, а это много значит. В конце концов, ацтекская богиня смерти тоже не была внешне особенно похожа на католическую Мадонну. Но эпитеты совпадали.

Priscilla Bracks. Our Lady of Pleasure

Priscilla Bracks. Our Lady of Pleasure

Там ещё есть.

Ну и, конечно (опять к вопросу об эротичности культа), «Нотр-Дам де Флёр» – «Богоматерь Цветов».

* * *

В руки Богородице можно дать, как уже говорилось, кого и что угодно. Гитлера, например: поп-идолы вообще легко сочетаются, скандал опять же, шоковый удар массового поражения. Может вызвать миллион вялых улыбок и один-два настоящих приступа гнева.

Giuseppe Veneziano. Virgin Mary with a baby Hitler

Giuseppe Veneziano. Virgin Mary with a baby Hitler. http://www.atheistnexus.org

Это витает в воздухе, на самом деле (тут и модель для самой Богородицы та ещё):

А вот «чужой» (а держит его, если не ошибаюсь, Сигурни Уивер):

Jska Priebe

Jska Priebe

Человек-паук:

Богородица, оплакивающая Спайдермена

Богородица, оплакивающая Спайдермена. http://longlegtomboy.tumblr.com/image/6421920242

Котики:


January. Our Lady Of Cat 2

January. Our Lady Of Cat 2. http://society6.com/artist/january

Китти:

Чёртик:

Кермит:

* * *

Теперь поп-идолы в роли самой Мадонны. Вот Анжелина Джоли:

Kate Kretz. Анжелина Джоли в образе Девы Марии

Kate Kretz. Анжелина Джоли в образе Девы Марии. http://www.katekretz.com/paint.html

Иллюстрация с французского сайта Gala (Грюнер плюс Яр, ага, превед бывшим коллегам по местному отделению) – Мадонна Луиза собственно:

Лилу, т.е. Мила:

Jska Priebe. Мила Йовович в обрзе Лилу Даллас в образе Мадонны Святое Сердце

Jska Priebe. Мила Йовович в обрзе Лилу Даллас в образе Мадонны Святое Сердце. http://jskaphobe.bigcartel.com/

Ева Мендес (не знаю, кто автор этой фотожабы, но лицо Евы взято вот с этого фото – http://www.popularsmokers.com/eva-mendes/photo/1856/):

Ева Мендес как курящая Мадонна с пистолетом

Ева Мендес как курящая Мадонна с пистолетом

Пьета (жалость, скорбь) Кортни Лав:

David LaChapelle. Piéta avec Courtney Love

David LaChapelle. Piéta avec Courtney Love

Кристина Риччи:

Daniele and Iango. Christina Ricci as classic Spanish Madonna

Daniele and Iango. Christina Ricci as classic Spanish Madonna

В принципе, это продолжение давней традиции, ничего особенно нового. Ведь и в XVII веке, и в XV в образе мадонн изображали знаменитых женщин. Что с того, что тогда это были королевские фаворитки, а нынче актрисы? Принцип тот же.

Виктория Бекхэм в роли Марии, Дэвид в роли Иосифа, рождественский вертеп:

Вертеп с Бекхэмами

Вертеп с Бекхэмами

Ещё вертеп, с Памелой Андерсон:

Двойной Гитлер (с чертой Ганеши – свастика на ладони):

* * *

Это я даже не знаю, как одним словом назвать. Модели. Фэшн. Гламур. Всё такое.

Майлс Олдридж. Из серии immaculée. Модель - Алана Зиммер

Майлс Олдридж. Из серии immaculée. Модель – Алана Зиммер


Майлс Олдридж. Из серии immaculée. Модель - Алана Зиммер

Майлс Олдридж. Из серии immaculée. Модель – Алана Зиммер


Модель представляет работу французского кутюрье Франка Сорбье, коллекция Весна/Лето 2007, Париж

Модель представляет работу французского кутюрье Франка Сорбье, коллекция Весна/Лето 2007, Париж. http://www.thefashioninsider.com

У Готье весной-летом 2007-го были вообще одни сплошные мадонны. И презамечательные! Всматривайтесь в детали.

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007Жан Поль Готье. Весна/Лето 2007

Говорят, комментируя эту коллекцию, Готье изрёк: «Мадонна – это мама. Все женщины – мадонны, не?»

Вообще, в 2007-м было просто нашествие мадонн на подиуме. Вот Модель Кристиана Лакруа того же года:

Сhristian Lacroix /2007

Сhristian Lacroix /2007

Его же модель 2009-го:

Сhristian Lacroix /2009

Сhristian Lacroix /2009

Прочтение образа Святой Марии от команды в следующем составе: стилист Роэль Шаген, фотограф Клаас Ян Клипхаус, модель Софи Вламинг; одёжка и прибамбасы – Louis Vuitton, Jil Sander, Valentino, Burberry, Yves Saint Laurent:

Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии


Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии


Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии


Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии


Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии


Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии


Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии


Софи Вламинг в образе Девы Марии

Софи Вламинг в образе Девы Марии

* * *

Карнавальный костюм Богородицы. Можно купить за 400 шведских крон.

Jungfru Maria Maskeraddräkt

Jungfru Maria Maskeraddräkt

* * *

Современная культурная ситуация требует, чтобы любой персонаж хотя бы раз был засунут лицом в противогаз или респиратор.



Эрнесто Родригес. Богородица в повязке с серпом и молотом и в противогазе

Эрнесто Родригес. Богородица в повязке с серпом и молотом и в противогазе. http://www.nj.com/gloucester/voices/index.ssf/2012/05/bob_shryock_gcc_prof_finds_cub.html



* * *

Вариации на тему зачатия Иисуса.

Oчень жёсткая, злая фотоманипуляция:

Malach. Making Baby Jesus

Malach. Making Baby Jesus. http://malach.deviantart.com/art/Making-Baby-Jesus-39648846

Ну, правильно, в общем. Бог – он кто? что? Неведомая стихия, древний ужас. Можно и так представить.

Тоже, в общем, витает в воздухе:

Ну а насчёт Марии и Голубя ещё в книжках серии «Эврика» карикатуры проскакивали, ничего нового.

Мария и Голубь

Мария и Голубь

Версия «Благовещенья» от Джема Монтойи (в духе известной поэмы Пушкина):

JAM Montoya. Obumbravit

JAM Montoya. Obumbrabit

Для понимания – тот же сюжет у Фра Анжелико:

Фра Анжелико. Благовещенье (Spiritus Sanctus superveniet in te, et virtus Altissimi obumbrabit tibi)

Фра Анжелико. Благовещенье (Spiritus Sanctus superveniet in te, et virtus Altissimi obumbrabit tibi)

У Паоло Веронезе:

Паоло Веронезе. Благовещенье

Паоло Веронезе. Благовещенье

Ну и, чтобы лишний раз продемонстрировать всепроникающий греко-римский след, «Купидон и Психея» Антониса ван Дейка:

Антонис ван Дейк. Купидон и Психея

Антонис ван Дейк. Купидон и Психея

А уж за греко-римским следом просится версия «Благовещенья» греческого художника Сикелиотиса Гиоргоса – он обнажил Марию в этой сцене задолго до Монтойи (в 1960-х годах), обнажил и ангела, придав тому заодно женские черты:

Σικελιώτης Γιώργος. Ευαγγελισμός (Γυμνά)

Σικελιώτης Γιώργος. Ευαγγελισμός (Γυμνά). http://www.larissa-katsigras-gallery.gr

Далее беременность и роды (Боговоплощение и Рождество).

Знаменитый рекламный щит Англиканской церкви в Окленде – Мария с тестом на беременность, она в шоке:

Рождественская креативная реклама англиканской церкви в Окленде

Рождественская креативная реклама англиканской церкви в Окленде

Многих возмутило, что Мария на этом щите не рада своей Беременности, что она испугана. На самом деле, нечно подобное уже было. Давно, в конце XIX века, у Данте Габриэля Россетти:

Данте Габриэль Россетти. Благовещенье

Данте Габриэль Россетти. Благовещенье

Ну и, надо понимать, этот испуг – очень нормальная реакция: Мария знает, что она девушка, тут приходит некий видный чувак и очень убедительно плетёт, что она скоро родит. Незамужней забеременеть в те дикие времена было очень не ок. Так что, испуг здесь намного уместнее, чем радость или даже тихая покорность.

Матерь жизни:

Спящая.

Ещё с голым животом:

Натан Новак. Дева Мария

Натан Новак. Дева Мария. http://www.nathannovak.com/II

Скульптура, попавшая в религиозные чувства некоторым итальянским католикам:

Marco Danielon. Maria Madre di Dio

Marco Danielon. Maria Madre di Dio


Marco Danielon. Maria Madre di Dio

Marco Danielon. Maria Madre di Dio

Вот здесь возможны разночтения:

Monica Sjöö. God Giving Birth

Monica Sjöö. God Giving Birth

Написано: «God Giving Birth». То есть, можно считать, что это Богородица. Хотя возможно, конечно, что этот рождающийся бог – Центеотль. Тогда это уже не христианская Богородица, а ацтекская Тласольтеотль. Она, по-моему, и похожа. Впрочем, всё равно все они родственницы и отражения друг друга.

* * *

Ню и прочие сиськи.



Афиша рождественской ЛГБТ-вечеринки где-то в Шотландии

Афиша рождественской ЛГБТ-вечеринки где-то в Шотландии

Мария Флоренсия Онори, кавергёл рождественского мексиканского выпуска «Плэйбоя», в образе Девы Марии, само собой:

Мария Флоренсия Онори

Мария Флоренсия Онори


Мария Флоренсия Онори

Мария Флоренсия Онори


Мария Флоренсия Онори

Мария Флоренсия Онори


Мария Флоренсия Онори

Мария Флоренсия Онори


Мария Флоренсия Онори

Мария Флоренсия Онори


Мария Флоренсия Онори

Мария Флоренсия Онори

Испанская актриса Пас Вега (Paz Vega, урождённая Paz Campos Trigo) позирует, не голая, но и не одетая, в действующей католической часовне:

Пас Вега позирует в часовне в образе БогородицыПас Вега позирует в часовне в образе Богородицы

Немножечко, самую капельку закос в ар нуво (а сисек, кстати, нет):

Мария «со спорным соском»:

Maria Mamilos polêmicos

Maria Mamilos polêmicos

С пирсингом:

Святое Сердце – Санта Муэртос:

И т.п., и т.п., и т.п.

* * *

Современное изображение Mater Dolorosa, автор – скульптор Элизабет Штинстра:

Elisabet Stienstra. Virgin of Swords

Elisabet Stienstra. Virgin of Swords


Elisabet Stienstra. Virgin of Swords

Elisabet Stienstra. Virgin of Swords

* * *

Прежде чем показать ещё одну скульптуру Элизабет Штинстры, сделаю небольшое отступление.

Есть такой закон Голливуда: чтобы точно заинтересовать большинство американцев, действие фильма должно происходить в Америке, хотя бы частично. Поэтому у них и тамплиеры в Америке, и трансильванские вампиры, и викинги, и всё остальное. Католики в этом смысле не отстают от Голливуда: на протяжение 1980/90-х годов Божия Матерь являлась различным американцам (в основном, американкам) чуть ли не ежемесячно. Чаще всего почему-то в Огайо. Впрочем, у них там в Огайо и Иисус являлся своелично, и инопланетяне разнообразные, и даже какая-то «пирамида архонтов» буквально 12 декабря приземлялась. В общем, жители этого штата как-то традиционно слонны к визионерству. Интересно, почему. Ну да ладно, в общем, их дело.

Так вот, во время одного из своих явлений в Огайо, конкретно в городке Батавия в 1991 году, Богоматерь представилась одной из тамошних визионерок как Virgin of Light, Дева Света. И потом женщину глючило сообщениями от Our Lady of Light аж до 1999 года. С тех пор в Огайо есть несколько общин, почитающих Богородицу именно под таким именем. Вообще в этом наименовании нет ничего принципиально нового, её так время от времени называли с незапамятных времён. Ну, или почти так. Потому что свет, сияние, Богоматерь Сияющая – это же всё Жена, Облечённая в Сонце, Дева Апокалипсиса, один семантический ряд, слово само на язык просится. К тому же свет есть свет, в нём, как говорится, нет никакой тьмы, что Богородице тоже весьма подходит. По-хорошему, та же мексиканская Гуадалупе – это она же и есть, Дева Апокалипсиса, Мадонна Сияющая. Но католикам из Огайо (а так же экуменистам, которых там также завались) очень льстит, что Дева являлась именно у них, а потому именно здесь её чаще всего называют именно так Our Lady of Light, Virgin of Light. Ватикан Батавского явления до сих пор не признал. Но, насколько я понимаю, и «считать не бывшим» тоже не повелел. Просто, пока им хватает и Фатимского явления в 1917-м в Португалии. Чудеса – такое дело, что частитть с ними не следует: девальвируются. (Кстати, о Фатимском пророчестве Богородицы есть прекраснейший роман Тома Роббинса «Свирепые калеки» – http://www.litmir.net/br/?b=136553 – дичайше рекомендую). В общем, не получив ни одобрения, ни прямого запрета, в Огайо соорудили целый культ Virgin of Light, с паломничествами и всем таким прочим. И, в общем, я считаю, что если бы Элизабет Штинстра вдруг захотела бы конкретно войти в историю и, возможно, даже пострадать за свободу искусства, ей следовало бы покинуть ненадолго Европу, перелететь океан и устроить выставку в Батавии, штат Огайо. Можно всего с одной работой. Вот с этой:

Elisabet Stienstra. Virgin of Light

Elisabet Stienstra. Virgin of Light

Хотя вообще-то сюжет работы не лишён логики. Кто? Дева. Чего? Света. Главный признак девства находится где? Правильно. Вот и всё.

* * *

Известны традиционные изображения, где Богородица поражает копьём или мечом змея или многоглавого дракона. Не знаю, видели ли их создатели нижеследующих ремиксов или просто выпендривались, однако Деву вооружённую, суровую, не они придумали первыми.

На Марию Сальви не только надели боксёрские перчатки – ей подняли веки:

С короткостволом:

С гранатомётом:

С помповым ружьём:

С огненным мечом:

* * *

Животные.

(Это были слепышовые крысы).


Краб стал Мадонной, мне кажется, исключительно потому, что его глаза напомнили автору соски, а сосок – значимая часть образа западной Мадонны.

Рептилоид:

А вот наседка (верховный небесный бог Курочка Ряба, аб ово, ну и материнство опять же):

И снова котики:

* * *

С оленьими рожками. Образ, сближающий её с Артемидой, как мне кажется.

Мадонна с оленьими рожками

Мадонна с оленьими рожками. http://meowong.tumblr.com/post/32391029140


* * *

Ктулхуизм.

Работа Джейка и Диноса Чепменов (говорят, недавно их выставка была в Эрмитаже):

Братья Чепмены. Мадонна с младенцем

Братья Чепмены. Мадонна с младенцем. http://queervirgen.tumblr.com/post/40784146951

Она же с другого ракурса:

Братья Чепмены. Мадонна с младенцем

Братья Чепмены. Мадонна с младенцем. http://www.flickr.com/photos/happyfamousartists/6247272437/

Санта Муэрте некоего Роршака:

* * *

Фастфуд.


Photography: Lara Verheijden/ Hair and Make-up: Erika Nuijten/ Model: Lois Cohen

Photography: Lara Verheijden/ Hair and Make-up: Erika Nuijten/ Model: Lois Cohen. http://laraverheijden.tumblr.com/post/38628972015/photography-lara-verheijden-hair-and-make-up



* * *

Алкоголь, распутство, неподобающее выражение лица, сексуальные игрушки, перверсии и пр.


Kate O'Brien Creative. Mother of Harlots

Kate O'Brien Creative. Mother of Harlots. http://www.flickr.com/photos/82373461@N00/2494715266



Мерилин Артус. Леди из Назарета выбирает, с чем поиграть в одиночестве

Мерилин Артус. Леди из Назарета выбирает, с чем поиграть в одиночестве. http://www.cacanet.com/the-lady-of-nazareth-chose-to-play-along.html


Карл Перссон. Мадонна

Карл Перссон. Мадонна


Cecilia Molano. Nuestra Señora de los Dildos

Cecilia Molano. Nuestra Señora de los Dildos. http://ceciliamolano.com/


Kev. S. Walsh. Holy Mary and Batgirl

Kev. S. Walsh. Holy Mary and Batgirl. http://rule34.paheal.net/post/view/394914




Our Lady of the Spaceghetto

Our Lady of the Spaceghetto. http://spaceghetto.st/?q=node/26903


erikamoen. Our Lady of the Butt Plugs

erikamoen. Our Lady of the Butt Plugs. http://erikamoen.deviantart.com/gallery/10211450#/d20grc0



(Кстати – глаз на руке).

* * *

Различные Гуадалупе и Санта Муэрте, местами в тесном единении с иконами поп-культуры.



Barbie Zombie Virgin Mary

Barbie Zombie Virgin Mary. http://www.misskittytattoo.com/artwork/










* * *

Всякая эклектика и разное прочее.



Богородица Святого Сердца, но сердце истыкано булавками, как куколка вуду, а вокруг глаз мэйкап, напоминающий о Гваделупе Санта Муэрте (плюс дреды и пирсинг):

Современная:

Ботеро, он всегда толстух рисует:

Botero. Our Lady of Columbia

Botero. Our Lady of Columbia

Мадонна-фотограф:

Пальцы:

Такое вот Святое Сердце:

Святое Сердце из подручных материалов: полотенца и болгарского перца:

Как всё же замечательно проработана иконография мифа: достаточно накрыть голову полотенцем, положить на грудь овощ, и всё – образ считывается безошибочно!

Грустные куколки:

Здесь тёлочка откровенная Исида, но положение пальцев правой руки ребёнка выдаёт в нём не Гора, но Иисуса:

Araniel. queen of heaven

Araniel. queen of heaven. http://araniel.deviantart.com/art/queen-of-heaven-sketch-108595645

Стилизация под Муху с калаверой и мёртвыми руками:

Попсовые статуэтки, в которых Мария смешивается с различными культовыми поп-персонажами. Барби:

Barbie Virgem

Barbie Virgem

Это, видимо, что-то про сериал «Сумерки»:

Virgem Crepúsculo

Virgem Crepúsculo

Эта статуэтка – в честь унылого фильма про трансвеститов «Присцилла, королева пустыни»:

Maria, a Rainha do Deserto

Maria, a Rainha do Deserto

Китти:

Hello Maria

Hello Maria

Джедай:

Virgem Maria Estelar

Virgem Maria Estelar

Кукольный домик явно обыгрывает один из вариантов иконы, изображающей боговоплощение:

Holy Pocket

Holy Pocket

Королева красоты:

Miss Divindade

Miss Divindade

В матросочке нарядной (подразумеваемой):

Sailor Moonria

Sailor Moonria

Пони:

My Little Virgem Maria

My Little Virgem Maria

* * *

Иногда интересные интерпретации возникают сами собой, буквально в природе – успевай только замечать.

Статуя Мадонны в гусеницах

Статуя Мадонны в гусеницах. http://8run0.tumblr.com/post/12592143209

* * *

Я потом ещё допишу, но пока замечу коротко, что в такой бешеной моде на Богородицу мне видится (ну, помимо обычного механического желания играть широко ходящими мемами) почти, а иногда и вполне трагическое стремление людей к сопричастности, к ощущению мира во всех его разнообразных аспектах. Ведь сострадание, страдание сопричастности – одна из важных эмоционально-семантических составляющих мифа Богоматери. Отсюда и «Богоматерь Пчёл», «Богоматерь XX века» – всё это крик о страдательном сопричастии, о сопричастном страдании, преимущественно, конечно же, умозрительном. Таким же образом мода на Мадонну есть свидетельство отсутствия независимости (даже в агрессивно феминистских и анархистских образах). Ведь Мадонна – это заступница, помощница, при этом сама определяемая через другой персонаж, через Бога. Она ходатай. Но в современных интерпретациях уже не перед Богом. Место Бога сегодня занимает что попало, самые разные вещи и явления. И сквозь многие увиденные вами тут картинки сквозит страх прямой работы с ними, острое желание могущественного и сострадательного посредника.

  • Танда

    Что до одежд – вспомнила из Хаксли: «Ниша между окнами в спальне Вирджинии предназначалась, несомненно, для книг. Но Вирджиния не очень-то жаловала книги, а посему в углублении было устроено нечто вроде маленького алтаря. Вы раздвигали коротенькие белые бархатные занавесочки (в этой комнате все было белое), и там, как бы в беседке из искусственных цветов, в настоящем шелковом платье, с премиленькой золотой короной на голове и шестью жемчужными нитями на шее, стояла Дева Мария, залитая ярким светом хитроумно спрятанных лампочек. Опустившись на колени перед этим обиталищем священной куколки, Вирджиния, босая и в белой атласной пижаме, творила вечернюю молитву. Сегодня Дева Мария казалась ей особенно доброй и благожелательной. Завтра, решила она, в то время как губы ее шептали привычные восхваления и просьбы, завтра с утра она первым делом отправится к швеям и попросит одну из девушек помочь ей сделать для Девы Марии новую мантию из куска чудной синей парчи, который она купила у старьевщика в Глендейле. Мантию из синей парчи, а спереди золотую застежку — или, еще лучше, маленький золотой шнурочек, который можно завязать бантиком, чтобы концы свешивались вниз, почти к самым ногам Святой Девы. О, это будет просто прелесть! Она пожалела, что до утра еще далеко и нельзя пойти к швеям прямо сейчас.»

  • гость

    Подборка – просто супер! Настроение поднято на весь вечер. Респект!

  • Ольга

    очень интересно! только на фото – не Бэкхемы

  • Марина

    Невероятная работа! Готовая книга! Спасибо автору!

  • А. Рух

    Прочитал, христианин, католик, оскорблённым себя не чувствую, есть спорные моменты, но в целом большое спасибо.

  • Имя

    Очень понравилось! Побольше бы таких постов

  • Ольга Никольская

    «Она ходатай. Но в современных интерпретациях уже не перед Богом.»

    Уже не перед Богом. И уже не Она.

    Маргарита перед Воландом... к сожалению.

  • C Д

    спасибо! вот еще Марина Абрамович в роли. managementartists.s3.amaz...55720a7a1917.jpg

  • http://twitter.com/Charlie_Thimus Gentry

    Очень интересно, спасибо.

    Правда, в некоторых моментах мне соотнесение с Богородицей показалось немного притянутым за уши.

  • Guest

    Благодарю, статья прекрасная! Вот Вам инсектоидная Мадонна.

  • http://www.facebook.com/fernira.howl Fernira Howl

    Благодарю, статья прекрасная! А вот инсектоидная Мадонна:

  • http://hrenovina.net Хреновина.net

    Спасибо!

  • http://hrenovina.net Хреновина.net

    Спасибо, например )

  • http://hrenovina.net Хреновина.net

    В каких, например?

  • http://hrenovina.net Хреновина.net

    Марина гений.

  • http://yatsutko.net Денис Яцутко

    На здоровье.

  • http://yatsutko.net Денис Яцутко

    Разве? Ну, я за что купил – за то продаю.

  • http://yatsutko.net Денис Яцутко

    Ох, Марина, если бы книги делались так легко! А то у меня есть некоторый опыт (ru.wikipedia.org/wiki/%D0...0%B2%D0%B8%D1%87), знаю, что это, мягко говоря, не так.

  • http://yatsutko.net Денис Яцутко

    Спасибо. Предполагаю, что Вам могли бы понравиться кое-какие обзоры в моём личном блоге:

    blog.yatsutko.net/1561

    blog.yatsutko.net/2185

    blog.yatsutko.net/1538

    blog.yatsutko.net/881

  • http://yatsutko.net Денис Яцутко

    Вообще-то Маргарита – литературный персонаж. Едва ли она существует в каком-то значимом числе сознаний в качестве актуального мифа.

  • Airen Elf

    Ктулху ФтагнЪ!

  • Airen Elf

    Прекрасно!! Читаю, смотрю – не могу оторваться. ♥